Русский Бастион» Статьи » Российские методы захоронения радиоактивных отходов
Навигация

Перейти на главнуюПерейти на форум

Российские методы захоронения радиоактивных отходов

radioactСоединенные Штаты Америки приступили к изучению, разработке испытаниям и созданию ядерного оружия с 1940 года. Четыре министерства или агентства работали над решением вопросов создания ядерных головных частей и ядерного оружия вообще практически в течение более шестидесяти лет прошлого столетия и продолжают работать до настоящего времени. В частности, этими работами и мероприятиями занимались: Манхэттенский инженерный округ (Manhattan Engineer District) – 1942- 1946 годы, Комиссия по Атомной Энергии (Atomic Energy Commission) – 1947 – 1974 годы, Администрация по разработки и исследованию Энергии (Energy Research and Development Administration) – 1975- 1977 годы, Министерство Энергетики (Department of Energy) – c 1977 года до настоящего времени. Все эти выше названные учреждения правительства США израсходовали вместе взятые около 89 млрд. долл. (в ценах 1986 финансового года — 230 млрд. долл.). В то время как Министерство Обороны израсходовало около 700 млрд. долл. (1,85 триллионов долларов в ценах 1986 финансового года) на разработку и производство средств доставки ядерных боеприпасов к целям (самолеты, ракеты и корабли) и другие связанные с этим мероприятия.

С начала деятельности в 1947 году Комиссии по Атомной Энергии (Atomic Energy Commission) военно-политическим руководством принимались меры с тем, чтобы отделить вопросы разработки и производства ядерных головных частей от частей и подразделений вооруженных сил, которые планировали и намерены были использовать ядерное оружие в боевых действиях. Подобная практика разделения этих мероприятий существует в США и до настоящего времени, однако, отношения между производителем и потребителем, естественно, существенно видоизменяются. С самых первых дней создания ядерных головных частей Комиссия по Атомной Энергии была единственной организацией в стране, которая определяла основные направления по разработке и созданию ядерных головных частей. Она имела все права по физической сохранности всех ядерных боеприпасов в США, включая даже на те боеприпасы, которые находились в войсках. Однако со временем Комиссия по Атомной Энергии постепенно утратила контроль над физическим содержанием ядерных боеприпасов, ее статус видоизменился в сторону уменьшения стоящих перед ней задач.

Когда в 1942 году американское правительство искало место для возведения промышленного объекта опасного производства, среди прочих главным требованием была безлюдность территории. Например, в радиусе 30 километров не должно было находиться населенных пунктов с населением более 1000 человек, а ближайшая автомобильная или железная дорога должна была проходить не менее чем в 15 километрах. Так был создан Хэнфордский комплекс Соединенных Штатов Америки,

Словом, искали и нашли  самую настоящую глушь в юго-западной части штата Вашингтон. Там,  всего за три года (с 1943 по 1946 г.) и с затратой только 230 миллионами еще тех, полновесных и обеспеченных золотом долларов, силами 50 тысяч рабочих,  были  построены 554 здания, включая три ядерных реактора, 3 линии переработки плутония, химический обогатительный завод, 4 электороподстанции, проложено 621 км автомобильных и 254 км железных дорог, а также заготовлено несколько резервуарных полей для хранения радиоактивных отходов по 64 резервуара каждое. Они-то и предопределили дальнейшую судьбу комплекса.

Как считают некоторые специалисты, начиная с 9 мая 2017 года,  в США с катастрофой Хэнфордском комплексе произошла чрезвычайная ситуация: образование одного провала грунта площадью шесть на шесть метров  на стыке двух туннельных сообщений между различными объектами строений атомной промышленности. Как считают, прежде всего, американские специалисты и средства СМИ, хотя в окружающем  воздухе не отмечается повышение уровня радиации, эта авария может стать началом  развития ситуации, которая по   своим масштабам и драматизму может превосходить японскую Фукусиму. Одновременно с этим Министерство энергетики США заявляет об отсутствии причин для беспокойства.  Вместе с тем уже через несколько дней после аварии   был поднят по тревоге Центр экстренных операций, и более тысячи работников комплекса на протяжении какого-то времени   находились  под землей в противорадиационных убежищах.  Большинство этих убежищ (укрытий) сразу после обнаружения провалов грунта были обесточены. Руководство Хэнфордского комплекса обеспокоено возможностью расширения провала над туннелями  и принимает активные меры по предотвращению этого явления. В том числе создание защитных разделяющих барьеров, дополнительное исследование находящихся на хранении в туннелях радиоактивных остатков, установлению причин образования провалов грунта и другие.

В общем, этим бы можно было и ограничиться, если бы не богатое историческое прошлое Хэнфордского комплекса, с которого фактически начиналось все нынешнее ядерное могущество США и, судя по происходящему, там же оно и закончится.

Как уже было сказано выше, Хэнфордский комплекс возник в 1943 году как место, где был построен первый в США промышленный атомный реактор по производству оружейного плутония. Именно из его продукции состояла основная начинка первой атомной бомбы, взорванной на полигоне в Аламогордо и бомбы «Толстяк», сброшенной на японский город Нагасаки в августе 1945 года.

На пике своего величия в Хэнфорде работали девять реакторов, которые в сумме произвели 64 тонны оружейного плутония, что составляет более 80% общего американского запаса этого материала.  До последнего времени три из каждых четырех атомных боезарядов США были собраны  из ядерных материалов, произведенных  на предприятиях, расположенных на берегу реки Колумбия в штате Вашингтон.

Начавшись как практическое воплощение теоретических выкладок физиков-ядерщиков, комплекс разросся до 1740 квадратных километров режимной территории, состоящей из трех основных зон и полосы отчуждения, охватывающей их по периметру. В зоне 100, расположенной на берегу реки Колумбия, находятся реакторы, в зоне 200 — завод по химическому обогащению ядерных материалов, в зоне 300 — вспомогательные и обеспечивающие предприятия. С юго-востока к комплексу примыкает обширная агломерация Трай-Ситиз, состоящая из городов Ричленд, Кенневик и Песко, в которой сейчас проживают примерно 200 тыс. человек. В сущности, Хэнфордский комплекс является их градообразующим предприятием. На нем работают 9 тысяч из примерно 70 тысяч их трудоспособного населения.

Этот комплекс является самым крупным объектом в США, где осуществляется не только хранение отходов, но и их автоматическая переработка. Радиоактивные отходы хранятся в специальных помещениях, в которые запрещен вход рабочих. Американская методика по хранению и переработки ядерных отходов, создана более 40 лет назад, предполагает автоматическую работу реакторов без участия в ней человека. По предварительному планированию, несколько перерабатывающих ректоров должны были закрыты еще в 2007 году, но ряду причин закрытие реакторов неоднократно откладывалось. В случае чрезвычайной ситуации, камеры, где хранится отработанное ядерное топливо, блокируются и проникновение в них невозможно. 

В период с 1960 по 1965 год в туннели, построенные на уровне золотоискателей 18-19 веков  в штате Колорадо – доски, цемент и   крепежные  бревна, и  соединяющие отдельные производственные сооружения, были оставлены восемь вагонеток с отработанными ядерными отходами. Со временем и в связи со свертыванием производства оружейного плутония,  руководством Министерства Энергетики было принято решение о возможности использования некоторых туннелей для «складирования» в них вагонеток с отработанным радиоактивным веществом (жидким или твердым) – ядерными отходами. Потолок туннелей образован бетонными плитами с последующей засыпкой их  около 10 метровым слоем  грунта.

 В 1964 году был «задействован» еще один туннель, где было размещено 40 вагонеток с отходами ядерного производства.  В 2011 году при работах по реконструкции одного из реакторов по обеззараживанию отходов, реактор  был поврежден и не восстановлен. Специалисты отмечают, что над одним из подземных туннелей образовался провал грунта размерами 20 на 20 футов (6 на 6 метров). Данный провал находится на стыке двух подземных туннелей в районе расположения завода  Plutonium and Uranium Extracting Facility  известного как PUREX plant. Как отмечают специалисты, туннели имеют значительную протяженность (до  нескольких сот метров) и каждый туннель периодически проверяется на предмет его безопасного состояния. Как показали первые исследования катастрофы, крыша над одним из участков туннеля обвалилась, что было обнаружено  в ходе рутинной проверки безопасности туннелей. По оценке специалистов, хотя выхода радиоактивного облака отмечено не было, руководством было принято решение о срочной эвакуации не занятых в работах по ликвидации последствий катастрофы рабочих временном запрещении их прибытия на свои места работы.  

Губернатор штата Вашингтон Джей Инсли (Jey Inslee)  в интервью корреспонденту одной из местных газет заявил, что руководству штата имеется много вопросов относительно причин случившегося  и им   неизвестно, почему произошла эта катастрофа, однако, он отметил, что  под землей  на территории  комплекса на некоторое время еще  находилось  около 3000 рабочих. Люди находились в защищенных помещениях, хотя электричество в туннелях было отключено. Для работающих на территории рабочих  также были введены ограничения по перемещению по предприятиям комплекса, приему пищи или питью воды.  По оценкам специалистов, причиной просадки грунта над туннелями могло явиться  местное землетрясение или  какая-либо иная природная причина.   

В сообщениях из штата Вашингтон отмечалось, что в 2015 году специальной проверочной комиссией по контролю безопасного состояния объектов комплекса был составлен доклад с оценкой состояния туннелей в районе завода  PUREX, в котором отмечалось, что территория комплекса и некоторые туннели считаются опасной для работы зоной  и требовали существенного ремонта. Состояние туннелей могло угрожать безопасности рабочих из-за складированных в туннелях радиоактивных отходов ядерного производства. По сообщению Министерства Энергетики,   этот комплекс по-прежнему считается наиболее важным объектом в США по хранению и очищению радиоактивных отходов, поскольку на его территории хранится сотни миллионов галлонов жидких  радиоактивных отходов. Здесь сосредоточено около 56 млн. галлонов радиоактивных остатков, хранящихся в  старых текущих емкостях под землей и в каких-нибудь часах от города Портленд. Специалистами отмечается, что, несмотря на то, что Министерством Энергетики было получено более 19 млрд. долларов на содержание и  ликвидацию остатков путем автоматической переработки, практически ничего не было сделано на протяжении более чем 20лет существования комплекса и принятыми решениями  по повышению безопасности хранения жидких и твердых радиоактивных остатков.

Как показали события в мире после создания ядерного оружия и освоение работы атомных электростанций, мир  панически боится аварий на атомных электростанциях — память о Чернобыле до сих пор не стёрлась и вряд ли уйдет в глубокую историю ядерного века. Однако подобная авария вовсе не была единственной в мире. Так статистика говорит, что в предыдущие до данных событий годы   были ещё аварии на АЭС Три-Майл-Айленд (США) на  АЭС в Фукусиме (Япония), а также на  множестве других, не очень известных мировой общественности объектах, но при этом также разрушительные и смертоносные. Часть из них правительственные организации пытались скрыть, чтобы не распространять панику и держать народ в неведении.

Так,  например, авария на SL-1, опытной АЭС в штате  Айдахо, (США), случилась 3 января 1961 года. Утверждается, что несколько  работников станции занимались присоединением стержней регулирования к механизму привода, когда произошёл взрыв. Два оператора погибли на месте, а еще один скончался немногим часами  позже. Тела этих трех работников пришлось хоронить в свинцовых гробах, столь высок был уровень их радиации.

Утечка в Чёрч-Рок, штат Нью-Мексико (США), 16 июля 1979 года. В районе этого небольшого городка когда-то располагались крупнейшие шахты по добыче урана в стране, радиоактивные отходы были помещены в хвост хранилище. Во время аварии плотина, огораживающая зону, разрушилась, и в реку Пуэрко смыло около 94 миллионов галлонов загрязнённой воды и более тысячи тонн твёрдых радиоактивных отходов. Уровень радиации в реке превысил норму в 6000 раз, но, несмотря на просьбы местных жителей, область Чёрч-Рок так и не объявили опасной зоной.

История возвращает нас и к аварии, когда   на реакторе NRX, (Канада), 12 декабря 1957 года произошла авария  из-за ошибок при конструкции экспериментальной системы охлаждения стержней, а также неверных действий операторов. В результате перегрева часть топлива расплавилась, каландр-бак с тяжёлой водой лопнул в нескольких местах, и произошла утечка. Вода затем была слита в поле для сбросных вод и, к счастью, никто не пострадал, хотя до настоящей катастрофы оставался лишь шаг.

Утечка радиации произошла  после взрыва бомбы Baneberry на Невадском испытательном полигоне, США, 18 декабря 1970 года. Там проводились вполне обычные подземные испытания бомбы мощью в 10 килотонн, как вдруг из открывшейся трещины в воздух на 90 метров взметнулся фонтан радиоактивной пыли и газа. От утечки радиации пострадали 86 рабочих — испытателей, двое из них годом позже умерли от лейкемии.

Еще одна большая авария произошла  на заводе «Рокки Флэтс», штат  Колорадо (США) 11 сентября 1957 года. На этом заводе производился оружейный плутоний и детали для производства ядерных боеприпасов для вооруженных сил США. Во время крупного пожара загрязнённые участки американцы пытались тушить обычной водой, вследствие чего более 100 кубометров воды утекло в местную канализацию. Столб радиоактивной пыли поднялся на высоту около 50 метров, достигнув города Денвер, располагавшегося неподалёку. До закрытия завода в 1992 году там произошло еще  около 200 утечек радиации, но, несмотря на это, предприятие продолжало расширяться, а факты о проблемах в производстве и в обеспечении безопасности систематически американцами  замалчивались.

Авария на полигоне Санта-Сусанна, США, 13 июля 1959 года. Полигон, расположенный около города Лос-Анджелес, служил для испытаний частными компаниями ракетных двигателей для НАСА. Там происходило множество аварий, но худшей стала катастрофа, в результате которой частично расплавился крупнейший реактор, находившийся  на всём полигоне. Чтобы предотвратить взрыв, радиоактивный газ был выпущен в воздух, причём ремонтные работы (и утечка газа) продолжались несколько недель. До 1979 года инцидент американцами старательно  замалчивался.

Но не только в США и России были отмечены утечки радиации.  Так, например,  на металлообрабатывающем заводе в городе  Ачеринокс (Испания), в мае 1998 года произошла катастрофа. Источник цезия-137 каким-то образом затерялся среди металлического мусора, и был не замечен различными  детекторами. Завод переплавил его, и в атмосферу оказалось выброшено радиоактивное облако. Результат — 40 кубометров загрязнённой воды, 2000 тонн радиоактивного пепла, 150 тонн загрязнённого оборудования. Очистка завода обошлась компании в 26 миллионов долларов.

В Японии произошло землетрясение неподалёку от АЭС Касивадзаки-Карива 16 июля 2007 года. Данная АЭС была  крупнейшая в мире, при этом она была расположена в далеко не безопасной зоне. Землетрясение нанесло станции значительный ущерб, что вылилось в утечку радиоактивной воды и пыли за пределы АЭС. Часть воды смыло в море, убытки составили около 12,5 миллиардов долларов.

Особняком стоит авария, произошедшая 19 августа 1985 года  на советской  атомной подлодке К-431 и находившейся в то время  в   бухте Чамжа.  В результате несоблюдения техники безопасности при перезарядке активных зон реакторов и прохождения рядом с подлодкой торпедного катера произошёл мощнейший тепловой взрыв. Десять матросов и офицеров погибли мгновенно, а пожар пришлось тушить людям без подготовки и защитных костюмов. В результате число пострадавших достигло почти 300 человек, а на дне бухты сформировался очаг радиоактивного загрязнения.  Ось радиоактивных осадков вышла к морю на побережье Уссурийского залива.

Авария на Сибирском химическом комбинате, Северск  (Россия) произошла 6 апреля 1993 года. Взрыв на радиохимическом заводе разрушил один из аппаратов по экстракции урана и плутония, в результате чего  были в огромном количестве выброшены в атмосферу. Загрязнению подверглись леса к северо-востоку от завода, соседние промышленные площадки, сельхозугодия. Пострадало около 2000 человек.

Однако наибольшее беспокойство в мире и в нашей стране вызвали события 19 июня 1948 года на ПО «Маяк» где  был запущен первый промышленный реактор, необходимый для создания ядерного оружия. Гонка вооружений требовала всё больше и больше материалов, вместе с тем в разы увеличивалось и число ядерных отходов. До 1951 года эти отходы просто сливались в реку Теча. По задумке, отходы должны были по Тече, Исети, Тоболу, Иртышу, Оби уходить в Северный Ледовитый океан. Но течение в речке оказалось слишком слабым, и большая часть отходов никуда не уходила.

Осенью 1951 года советские ученые предложили использовать бессточное озеро–болото Карачай, расположенное на территории ПО «Маяк», которое получило название водоём В–9. До начала сбросов максимальная глубина озера составляла 1,25 м, площадь водной поверхности 26,5 га, длина 750 м, а ширина 450 м.

Карачай стал новым хранилищем жидких отходов, а это неминуемо приводило к увеличению площади акватории. К маю 1962 года площадь была близка к 50 га. Возросла и опасность распространения радиоактивных веществ, водоем мог выйти из берегов.

Апрель 1967 года. Весна стояла засушливая, уровень воды значительно снизился, участки берега и дна оказались оголены. Порывы ветра, достигавшие 23 м/сек, начали выносить стронций–90 и цезий–137. Площадь загрязнения составила почти 2 тысячи квадратных километров. И только после этого правительство СССР приняло решение о ликвидации водоёма.

В последующие годы радионуклидное озеро Карачай похоронили, но гремучий рассол под землёй ищет выходы.  В ряде местных публикаций, например, в статье «Чёрная вода» о затянувшейся на 30 лет эпопее с ликвидацией в Челябинской области самого опасного на планете озера глава Росатома Сергей Кириенко торжественно отчитался, наконец, о его засыпке. Специалисты отмечают, что речь идёт о радионуклидном озере Карачай на территории производственного объединения «Маяк», которое на протяжении десятилетий не давало спокойно жить челябинцам. Как сообщается, Росатом потратил на засыпку Карачая почти 17 млрд. рублей.  Однако местный жители продолжат называть Карачай по аналогии с японской Хиросимой, но на русский лад – Хиросимой. Видимо, потому, что «Маяк» продолжает сбрасывать радионуклиды в открытую гидрографическую сеть. Радиоактивный же «рассол» озера Карачай никуда не делся. Нет только открытого водного зеркала. Так что остаётся лишь гадать, в какую сторону поплывут радиоактивные подземные воды. В день торжественной засыпки озера, в конце 2015 года, челябинские СМИ дружно сообщили, что в регионе наконец-то усыпили «два Чернобыля». Акватория радиоактивного озера на территории ПО «Маяк» была полностью отсыпана скальным грунтом. «Однако об окончательной ликвидации объекта ядерного наследия говорить можно будет не раньше, чем через пять лет, а может быть… никогда» – так написал один из местных журналистов.

При упоминании о закачке жидких радиоактивных отходов под землю местные специалисты, как правило, приходит в ужас. Такой способ обращения с радиоактивными остатками (РАО) представляется им наиболее опасным. А все обстоит наоборот: эта технология — глубинного захоронения жидких отходов — является на сегодняшний день самой современной и экологически приемлемой. Российские  ученые утверждают это давно, но к их доводам не очень-то прислушивались, обвиняя в предвзятости. Теперь правоту российских атомщиков и геологов подтверждают независимые международные исследователи. В конце февраля 2000 года  в ЦНИИ атоминформе прошел семинар, организатором которого выступил Научно-технический совет Минатома РФ. Его участники — более 50 ученых и специалистов, занимающихся проблемами радиоактивных отходов и их влиянием на окружающую среду и здоровье человека, которые представляли предприятия и организации Минатома, Российской Академии наук, Госкомэкологии, Минздрава, Госатомнадзора и других ведомств, — познакомились с результатами исследований, выполненных в рамках международного проекта “Радиационная безопасность биосферы” (Проект RAD).

Проект RAD проводится под эгидой Международного института прикладного системного анализа (английская аббревиатура IIASA) — неправительственной исследовательской организации, расположенной в австрийском городе Лаксенбурге. В свое время, в 1972 году, институт создавался как место для проведения совместных исследований советскими и американскими учеными, а сегодня он объединяет членские организации из 15 стран мира и проводит межотраслевые научные исследования, в основном, по проблемам окружающей среды.

Исследования, о которых шла речь на московском семинаре, касаются проблем радиоактивных отходов на предприятиях атомной промышленности, ранее занимавшихся производством оружейного плутония: производственном объединении “Маяк”, Горнохимическом и Сибирском химическом комбинатах. Известно, что сжатые сроки выполнения ядерных программ не давали возможности заниматься проблемами охраны окружающей среды. К тому же на ранних стадиях создания атомной промышленности, в конце 40-х — начале 50-х, научных знаний о поведении радионуклидов в окружающей среде было явно недостаточно. Поэтому с радиоактивными отходами, в том числе и жидкими, на первых порах обращались как с обычными промышленными отходами. Последствия этого дают о себе знать и в России, и в США до сих пор.

Работы Проекта RAD проводились тремя независимыми группами: учеными и специалистами IIASA, Российской Академии наук (ИГЕМ) и Минатома (ВНИПИ про технологии), что по замыслу должно было обеспечить максимальную объективность результатов, и проходили при поддержке администраций Челябинской области, Красноярского края и местных органов власти.

Одно из направлений исследований касалось оценки радиоактивного загрязнения поверхностных вод в районах расположения упомянутых предприятий — реки Течь и озера Карачай на Урале, рек Томь и Енисей в Сибири, а также бассейнов этих рек.

Другое из направлений исследований оценивало метод инжекции жидких радиоактивных отходов (ЖРО) в глубокие скважины. И результаты, полученные представителями ПАЗА, были для российских ученых очень важны. Геологическое захоронение РАО в таком масштабе, в каком оно существует в нашей стране, является единственным в мире. Другие страны тоже используют недра для хранения отходов, но не радиоактивных, а главным образом химических.

Метод использования геологических формаций для захоронения жидких РАО был предложен отечественными геологами, радиохимиками и нефтяниками в начале пятидесятых годов и рассматривался как временная мера до создания технологий отверждения и глубокой переработки отходов, первая из которых начала внедряться значительно позже, а вторая так и не была реализована. В середине пятидесятых начались геологоразведочные работы и исследования для обоснования и создания полигонов глубинного захоронения для четырех предприятий атомной промышленности.

Попытки создания подземных полигонов для жидких радиоактивных отходов предпринимались и в США, но основные предприятия американской атомной промышленности оказались расположены в районах с неблагоприятными для глубинного захоронения геологическими условиями. А в нашей стране в конце шестидесятых годов было создано три таких полигона — на Сибирском химическом комбинате (Томск-7), на Горнохимическом комбинате (Красноярск-26) и в Научно-исследовательском институте атомных реакторов (Димитровград).

Район ПО Маяк”, где тоже проводились изыскания, необходимым гидрогеологическим требованиям не отвечал. И некоторые специалисты полагают, что если бы комбинат построили на 150 км к юго-востоку, где залегают необходимые для осуществления глубинного захоронения ЖРО пласты-коллекторы, то сегодняшних проблем с озером Карачай и Течинским каскадом водохранилищ не существовало бы. Или их масштаб был бы значительно меньше.

Российские и советские  ученые всегда утверждали, что глубинное захоронение РАО сыграло большую роль в предотвращении воздействия радиоактивности на окружающую среду, а также то, что этот метод не создает угрозы для окружающей среды, являясь самой экологически приемлемой технологией обращения с жидкими радиоактивными отходами на сегодняшний день. Исследования, выполненные в рамках Проекта RAD, подтвердили это.

В частности, ведущий исследователь по Проекту RAD профессор Паркер проанализировал ситуацию на Горнохимическом комбинате.  Как известно,  Паркер является известным американским ученым, профессором Вандербильского университета, членом Американской национальной академии. Он руководил исследованиями по захоронению радиоактивных отходов в Ок-Риджской национальной лаборатории США. Он также  занимался исследованиями по захоронению радиоактивных отходов в МАГАТЭ и  был председателем Совета по обращению с РАО Национальной Академии наук США и членом Национальной комиссии США по защите от облучения.

Не вдаваясь в подробности сложного научного описания поведения так называемого “тела радиоактивных отходов” или “плюма” (то есть закачанных под землю радиоактивных отходов) по трем возможным сценариям: нормальному и двум гипотетическим, связанным с природными катаклизмами и неразумным поведением человека, например, бурением в зоне захоронения глубоких скважин для получения питьевой воды.  Исследования американского  профессора касаются закачанными в недра РАО, которые считаются  надежно изолированными. Даже в случае землетрясения они не загрязнят поверхностные и грунтовые воды, использующиеся человеком. Специалисты отмечают, что удаление жидких радиоактивных отходов в глубокие геологические формации в Красноярске-26 не представляет ни краткосрочных, ни долгосрочных рисков для здоровья населения.

Кроме того, исследования по Проекту RAD убедительно показали, что  экологическая ситуация на Горнохимическом и Сибирском химическом комбинатах, где используется технология закачки ЖРО в недра, значительно лучше, чем на ПО “Маяк”, где она не применяется.

Для российских специалистов крайне важно, что безопасность способа глубинного захоронения жидких радиоактивных отходов подтверждается экспертами авторитетной международной научной организации. Ведь ранее Запад неоднократно выражал сомнения по его поводу. Это был, политический результат исследований. Кроме того, в них содержится много ценных научных данных, которые, несомненно, могут быть  полезными для  российских ученых. Результаты исследований можно использовать также для работы с общественностью и широкой пропаганды работы ученых по обеспечению ядерной безопасности.

Начиная в конца прошлого века,  проблема глубинного захоронения жидких отходов рассматривалась на парламентских слушаниях. И метод этот был признан перспективным, экологическим безопасным, надежным. События на Рэнфордском комплексе еще раз показали США и миру в цело, что проблема безопасности населения стран и планеты в  целом является не только национальной проблемой , а проблемой, которую должны решать ученые и политические деятели всех стран, использующих возможности и мощь атомного ядра под контролем и не дать распространиться ядерной катастрофе по всему земному шару.

Яковлев Григорий Дмитриевич, генерал-майор

Профессор АВН,  май 2017 года



Опубликовано: 4 июня 2017

Рубрика: Глобальный кризис

Ваш отзыв