Навигация

Перейти на главнуюПерейти на форум

24. Деконструкция мировой финансово-экономической архитектуры. Часть 2.5 Средства массовой информации, мозговые центры, «общепризнанные» авторитеты

Средства массовой информации – оружие массового поражения сознания людей. Кто владеет информацией – управляет любыми процессами. В контексте механизмов международной финансово-экономической архитектуры СМИ, совместно с аналитическими центрами и «общепризнанными авторитетами» также выполняют одну из значимых ролей.

Ключевые слова. Мировая финансово-экономическая архитектура, средства массовой информации, мозговые центры, «общепризнанные авторитеты», манипуляция сознанием, рейтинговые агентства 

Наполеон Бонапарт еще в начале XIX века говорил: «четыре газеты смогут причинить больше зла, чем стотысячная армия». Сегодня – в «цифровой» век Интернета, информация играет еще большую роль. Проблема только в том, что за ее достоверность и объективность ответственности никто не несет. В итоге – тот, кто стоит у «информационной пушки», тот и управляет процессами, направляет общественное мнение, но что самое важное – формирует сознание людей в нужном (кому-то) направлении.

В итоге образуется целое информационное поле, идеология (наподобие идеологии рассматриваемого нами экономического либерализма), дискурсы, которые в своей совокупности меняют нас и наше миропонимание, мировосприятие.

Газеты, журналы, телевидение работают на себя. В погоне за прибылью и пикантными, интригующими, горячими событиями, они склонны еще больше раздувать предмет своего внимания. Так снижается порог чувствительности к той или иной информации, размывается критичность нашего мышления. Пользуясь доверием, СМИ, основываясь на принципах свободного рынка (максимизация прибыли), заинтересованы, в подавляющем числе случаев, только в расширении аудитории. Любой ценой.

Так, зачастую из складывающегося таким образом дискурса, информационной монополии выпадают правильные мысли (то есть то, что отвечает критериям справедливости, истинности, других высоких принципов). Это не значит, что они не допускаются умышленно, хотя и такое практикуется, но они просто не приносят дохода.  

Также и авторитетность источника (как бренд) может серьезно влиять на объект информационного воздействия. Например, во время разгара кризиса в еврозоне (2009 – 2012 гг.), нобелевский лауреат по экономике Нуриэль Рубини неоднократно высказывался о вероятности наступления дефолта Греции. Причем его прогнозы постоянно тиражировались СМИ. То дефолт прогнозировался с вероятностью в 50 процентов, то с вероятностью в 75, то 89 процентов. Но почему-то никто не задумывался над тем, почему именно 75, а, например, не 74 или 76 процентов? Однако все видели, что это слова нобелевского лауреата, а уж он то – точно знает. За такими прогнозами следовала реакция рынка, который буквально лихорадило. Доходность гособлигаций Греции, в том числе от таких высказываний, просто зашкаливала. Но заинтересованная сторона тогда очень хорошо заработала на падении рынка. А это все те же банки, хедж-фонды и прочие спекулянты.

Факт могущества информации, и власти тех, кто способен ей управлять – хорошо изучен и известен. Нас будет интересовать не только эта сторона мировой финансово-экономической архитектуры. Намного интереснее посмотреть – как работают СМИ в совокупности с не менее властными аналитическими или мозговыми центрами (think tanks), а также так называемыми общепризнанными авторитетами, к которым относится тот же Рубини.

 

 

I. Средства массовой информации

 

Средства массовой информации (СМИ) на сегодняшний день являются мощным разноплановым и зачастую эффективным инструментом управления сознанием человека. СМИ также органично вписываются в разбираемую нами мировую финансово-экономическую архитектуру. Они позволяют управлять настроениями широкого круга инвесторов и профессиональных игроков (где угодно, особенно на финансовых рынках). Однако прежде чем показать скрытую сторону СМИ, с нашей точки зрения следует зафиксировать несколько очень важных фундаментальных моментов.

Во-первых, с развитием информационно-телекоммуникационных технологий резко увеличился и общемировой объем информации. Так, по некоторым оценкам, за 2010 год было создано 988 экзабайт цифровой информации (1 экзабайт равен 1 млрд гигабайт), а это в 18,5 млн раз больше чем все книги, написанные за всю историю человечества. По прогнозам, только через интернет-трафик по итогам 2013 года будет передано 667 экзабайт данных.

Во-вторых, наблюдается ускорение жизни – имеется в виду не только скорость возникновения и изменения событий, но и их плотность (значимые события начинают происходить с большей регулярностью).

В-третьих, мир усложняется, приобретает новые сверхсложные формы (например, открытие бозона Хиггса, разработка новых технологий, развитие финансового инжиниринга и т.п.).

СМИ же выступают своеобразным рупором практически всех участников мирохозяйственной деятельности, освещают невероятно сложную совокупность событий Планеты. Сознание человека в своей попытке «переварить» этот объем информации просто не справляется. И это без учета информационных войн и всевозможных манипуляций. Таким образом, с нашей точки зрения, деятельность масс-медиа и их влияние на сознание человека нужно рассматривать посредством синтеза знаний, касающихся не только управления информацией, политики или экономики, но и традиций общества, истории, культуры, философии (не только западной), религии.

Современные СМИ формируют своеобразное информационное поле или матрицу, к которой мы все «подключены», в которой мыслим себя и происходящее в мире. Этого нельзя избежать. Если даже попытаться полностью отключиться от всего, перестать смотреть телевизор, не читать газет и журналов, и не просматривать Интернет, все равно ты будешь в курсе всех последних событий, так как о них тебе расскажут родственники, друзья и знакомые, также находящиеся в вышеупомянутой информационной матрице.

Однако с позиций человека, обладающего фундаментальной базой знаний и имеющего собственную картину мира, а главное знающего подоплеку вещей – понимание информации СМИ будет происходить на глубоком уровне, подразумевающем «отделение семян от плевел» (выявление направленности подачи сведений и т.д.). Хотя влияние СМИ не минует и таких людей, большую опасность они представляют для младшего поколения, людей, находящихся на начальном этапе своего становления, имеющих сознание с пониженной критичностью.

 

Как тиражируется ложь

Итак, какие возможности манипуляции включают в себя современные средства массовой информации. Что способствует сложности выяснения сути вещей.

1. Обыкновенная ложь СМИ (“everybody lies” – СМИ не исключение).

– коммерческий подход к подаче информации. Погоня за прибылью становится первичной. Объективность информации не важна, главное выгодно ее реализовать;

– “продавливание” исключительно собственного видения ситуации аналитическими и новостными передачами ТВ, газетами, журналами;

– периодические вбросы информационных уток, инспирации в прессе (здесь особенно стараются западные СМИ);

– ведение информационных войн, “оранжевых” сценариев и спецопераций (под заказ, особенно показательны и откровенны примеры освещения событий западными информационными агентствами таких событий, как вторжение войск Грузии в Абхазию и Южную Осетию 8.08.2008, кампания против Ливии, Сирии, Ирана и т.д. и т.п.);

– ориентация на западные СМИ (мол, им там виднее – на фоне естественного и соглашательского восприятия). Перепечатка, трансляция отечественными новостными порталами западной позиции без какой бы то ни было критической оценки;

2. Ориентация на Интернет-пространство. «Общепризнанно-объективная» программируемая Википедия дает ответ практически на любой запрос, а поиск информации ограничивается первыми страницами поисковиков. Зачастую получаем заведомое (у источника) искажение информации.

Примечательно, но поисковая система Google работает по региональному принципу – облако отбора информации привязано к региону базирования того, кто делает запрос. Таким образом, ограничивается возможность получения информации из прочих регионов мира. Получаем только определенный узкий угол зрения.

3. СМИ как “плавильный котел” идеологий и мировоззрений. Доведение информации до потребителя с позиции одной из действующих ныне идеологий (например, либерализма) ведет к искажению у него представления о том или ином положении дел. Утверждение информационными источниками порой взаимоисключающих друг друга мыслей как бы склеивает сознание, смешивая самостоятельные идеи в единое целое. То есть происходит наложение одной идеи на другую – ее отрицающую или ей противоречащую, что деформирует у человека представление об объекте познания. Последствие такого воздействия психологии получило название – когнитивный диссонанс.

Более того, стираются грани между тем, что такое Принцип, ориентир, истинный образец и где здесь лишь мнение, подобие, интерпретация или симулякр. При этом принципы жизни Запада, который сосредоточил в своих руках монополию на информационное пространство, представляются доминантой правильности и исключительности (критика крайне не приветствуется, либо остается без внимания). Одновременно происходит расширение таких западных принципов на весь мир. Главным каналом здесь выступает глобальная сеть – «Интернет», доминирующая часть технологий которого опять же принадлежит Западу.

4. СМИ как “плавильный котел” цивилизаций. На этом уровне происходит совмещение мультикультурных новостных потоков. Идеи геополитики и многополярного мира отступают на второй план, так как для СМИ все едино (главенство глобализации). А ведь каждая цивилизация понимает мир по-своему – культурно, социологически, политически и экономически, психологически и философски.

Таким образом, фактор цивилизации под влиянием Запада и глобализации остается в тени. В поле зрения попадают не более чем просто «странные» культурные особенности (обычаи) других народов. В сознании западного человека происходит стереотипизация в отношении других цивилизаций и народов мира. Они берутся как бы «под одну гребенку американизма». В сознание внедряются только какие-то отрывочные клише, отдаленно характеризующие особенности национальных характеров. Так, в России по улицам до сих пор ходят медведи, в Китае летают драконы, в Африке голодают «афроамериканцы». Знание географического расположения стран вообще вызывает колоссальное затруднение.

Отчасти это и государственная политика. Например, в японских учебниках истории рассмотрению России сознательно отводится очень скромное место. В результате в глазах среднестатистического японца Россия представляется как нечто холодное, огромное и непонятно-страшное. К американцам у японцев, напротив, особое почтительное отношение – для них это высшая раса, на которую японцы хотят быть всячески похожи. Этот абсурд взаимоотношений азиатской и англосаксонской цивилизаций может быть объяснен только закономерностью известных исторических геополитических событий.

Так, мышление среднестатистического западного человека преобразуется в мышление «среднестатистического американца». Голливуд и вправду форматирует сознание в глобальном масштабе.

Так, исходя из различий в мышлении, определяемых цивилизационным принципом, у каждой цивилизации и каждого народа должны формироваться собственные принципы и подходы к политике, экономике, социологии, философии, психологии и другим областям гуманитарного знания. В реальности же этот факт остается малозаметным. Под действием глобализации и устремлений Запада, все подходы смешиваются, а доминантой выступают западные универсалии – широко пропагандируемые западные «ценности», такие как исключительность демократии, оптимальность свободного рынка и конкуренции при буквальной ликвидации государства, правочеловеческая проблематика и многое другое. При этом прекрасно известно, что сами западники свои принципы соблюдают далеко не всегда.

 

Таким образом, уже в основе попытки понять, “что вообще происходит” (с использованием ресурсов СМИ), заложена системная ошибка – невероятная сложность (без наличия особых знаний) “докопаться” до истины или более-менее объективного представления о тех или иных вещах.

Так, например, пытаясь ответить на вопрос, что такое глобальный финансово-экономический кризис (2008 г. – по настоящее время), зачастую респондент скажет, что кое-что слышал, но конкретно вряд ли сформулирует. Кто-то ответит, что он начался в США, на рынке недвижимости, а теперь перекинулся на Европу. Кто-то пойдет дальше и сошлется на теорию волн и циклов. Кто-то укажет на его системный характер, власть денег, либо во всем обвинит мировую закулису – масонов и мондиалистов. Вроде все правильно, но самостоятельно понять точно, что, да как, “в условиях всеобщего непонимания” – не специалисту темы вряд ли возможно. Да и «специалисты» все чаще не знают, о чем говорят.

Помимо всего прочего, СМИ активно потворствуют формированию и закреплению мифов и стереотипов. Интеллектуальное клише, сначала афишируется каким-то источником (умышленно или нет), затем подхватывается общественностью, тиражируется, формируя дискурс общества. Так, например, в конце 2011 г., когда на улицах Москвы были замечены “возгласы недовольных”, в Соединенных Штатах рядовые жители, активно слушающие и читающие местные СМИ, с живым интересом подчеркивали, что “в России начинается второй Египет”, тогда как первые полосы ведущих местных газет пестрели мрачными фотографиями протестующих. Такая подача информации была похожа на сводки с боевых полей.

 

Доминанта западных СМИ

Западные СМИ научились эффективно управлять информацией.

Ярким примером здесь может служить недавнее присуждение Нобелевской премии мира Евросоюзу. С одной стороны, наднациональная интеграция не стоит на месте, однако, с другой, военные операции «за мир» в Ливии, а теперь уже и в Сирии – не выдерживают никакой критики. Подобные экивоки в нашем сознании приобретают анекдотические интерпретации: «у вас еще нет демократии, тогда мы летим к вам!»

libya_economist

 

 

Рисунок 1. Карикатура «The Economist» – «наша миссия – защищать невинных граждан». Налево – «свободная Ливия», направо – «свободные Сирия, Иран…»

 

В этом контексте очень интересно изучение западных «информационных атак», например, связанных с событиями августа 2008 г. в Абхазии и Южной Осетии. Когда практически все западные СМИ, такие как BBC и CNN, как заведенные твердили о вторжении российских войск на территорию «суверенной» Грузии, хотя подобные новостные агентства имеют одни из самых обширных корреспондентских сетей в мире, что, казалось бы, должно исключить получение ложных сведений. Очередное подтверждение злого умысла подобной антироссийской риторики. Примечательно, но на Украине, вероятно под влиянием все тех же «объективных» западных СМИ, убеждены, что это Россия сама спровоцировала грузино-абхазскую войну 2008-го года, якобы с целью расширения своих территорий. Как говорится, комментарии излишни [1].

Характерное информационное обеспечение ведется во время подготовки и проведения многочисленных так называемых оранжевых революций, которые нацелены на привнесение нестабильности в тот или иной регион и тщательно планируются [2,3].

Сферы применения такого информационного оружия могут варьироваться от политических игр (политтехнологии при организации предвыборных кампаний), до организации «вздутия» цен на акции определенных компаний. Так, в США ведущую роль в «подсказывании» инвесторам, куда лучше всего вкладывать деньги играет канал CNBC (Consumer News and Business Channel), количество зрителей (активных на финансовом рынке) которого превышает 7 млн человек. Вещание этого канала организовано в операционных залах бирж и брокерских помещениях, оздоровительных клубах, ресторанах, цветочных магазинах, нефтяных вышках, заводах, студенческих общежитиях, комнатах присяжных и даже тюрьмах. Развиваясь, CNBC оказывал все большее влияние на процесс принятия решений на фондовых рынках. В итоге с обыкновенного информирования о состоянии рынков акцент сместился на освещение мнений биржевых трейдеров. В результате объективность при оценке тех или иных событий и объектов смещается на чистую направленность информации (например, на CNBC всерьез говорили, что капитализация компании Cisco с выручкой в 120 млрд долларов (2009) может достигнуть 1 трлн долларов). Таким образом, усиливаются спекулятивные тенденции на рынках, и таким образом строится целая индустрия вокруг ценообразования, работающая на поведенческой психологии.

Целью подобной игры западных СМИ является формирование общественного мнения, например, поддерживающего определенный политический курс, либо лоббирование чьих-то корпоративных интересов. Работает эффект подражания, стадный инстинкт. Страсти, вызываемые алчностью и отчаянием, побеждают рассудок не в одном человеке, а в сотнях. Люди, хладнокровные и расчетливые в одной ситуации, могут сообща пренебречь любыми правилами безопасности. Так можно искусственно усилить изменение цены на тот или иной актив, обвалить акции компании или, что практикуется хедж-фондами, заработать на специально вызванном падении рынка.

Интересным принципом технологий манипуляции сознанием, становится уход от многократного повторения, о котором пишет, например, профессор С.Г.Кара-Мурза [4] к принципу логического построения фактов таким образом, чтобы объект манипуляции сам, путем последовательных логических умопостроений пришел к изначально заданным манипулятором выводам. Благодаря работе такой технологии манипуляции, объект считает то или иное умозаключение своим «детищем» и тем самым ему гораздо сложнее от него отказаться, то есть, итоговая часть еще и закрепляется, как бы бетонируется и становится для человека «единственно верной» [5].

Более того, благодаря погружению современного обывателя в нескончаемый поток новостной информации, его сознание размягчается, становится менее критичным, а подаваемые данные все меньше ставятся под сомнение. Подчеркнем еще раз, что здесь речь идет именно о новом поколении людей, уже не мыслящих себя вне информационного поля, растущих и развивающихся в нем.

Самое интересное, что на Западе, хотя и существует критика самой модели свободного рынка, благодаря работе которой возможны описанные нами выше теневые процессы, однако все равно подавляющим большинством населения и экспертного сообщества принимается без каких-либо оговорок. Такая система становится нормой, хотя таковой, с нашей точки зрения, являться не может.

 

Реклама проникает в наше подсознание

В данном контексте нельзя обойти стороной вопрос рекламы.

Бурное развитие рекламных технологий 1960-70-х гг., совпавшее с началом сексуальной революции, задало тенденцию движения по нисходящей спирали в сторону все большей откровенности, красочности, «свободы». Как только происходило привыкание к определенному уровню рекламы, и она переставала давать нужный эффект, планка насыщенности передвигалась на более действенную зону, при подключении уже животных подсознательных инстинктов [6].

В результате современная реклама стала базироваться на 6 основополагающих принципах пропаганды, активно использовавшихся Адольфом Гитлером, но сформулированных еще Зигмундом Фрейдом и его племянником Эдвардом Бернейсом:

  1. 1.                  Пропаганды должно быть много, она адресована только массе, и масса должна встречаться с ее носителями постоянно, в любой точке пространства, в любой промежуток времени. Чем больше, тем лучше.
  2. 2.                  «Ее уровень должен исходить из меры понимания, свойственной самым отсталым индивидуумам из числа тех, на кого она хочет воздействовать… Она должна быть максимально проста». То, что понятно рабочему, поймет и интеллигент. Наоборот не получается. Поэтому простая пропаганда действует на всех, даже на тех, кто ей сопротивляется. В конце концов, когда большинство будет убеждено в чем-то, умное меньшинство вынужденно последует за большинством.
  3. 3.                  Пропаганда должна быть однообразна, «должна ограничиваться лишь немногими пунктами и излагать эти пункты кратко, ясно и понятно, в форме легко запоминающихся лозунгов» (квас не кола, пей Николу). Пропагандировать наш лозунг мы можем и должны с самых различных сторон, но итог должен быть один и тот же, и лозунг неизменно должен повторяться в конце каждой речи, каждой статьи».
  4. 4.                  Пропаганда должна быть «однозначна»: «тут нет места тонкой дифференциации. Народ говорит «да» или «нет», он любит или ненавидит. Правда или ложь! Прав или не прав! Народ рассуждает прямолинейно». Никаких различных точек зрения и объективных подходов, никаких сомнений, колебаний, возможностей. Только решительность и однозначность. Выбор уже сделан. Факт уже налицо. О нем только информируют. «Все искусство тут должно заключаться в том, чтобы заставить массу поверить: такой-то факт действительно существует, такая-то необходимость действительно неизбежна, такой-то вывод действительно правилен».
  5. 5.                  «Пропаганда должна воздействовать больше на чувства и лишь в небольшой степени на так называемый разум… чем меньше научного балласта в нашей пропаганде, чем больше обращается она к чувству толпы, тем больше будет успех».
  6. 6.                  Пропаганда должна быть шокирующей. Не нужно входить в резонанс с мнением массы, а потом постепенно подводить ее к какой-то мысли. Нужно огорошить сразу. Только в этом случае можно привлечь внимание, а привлечение внимания — это начало пропаганды. Только шокирующее нестандартное послание люди будут передавать и пересказывать друг другу, тогда как то, что им привычно, они не заметят и не перескажут. Люди скорее верят большой лжи, чем маленькой. Они знают, что в малом они и сами способны солгать, ну а уж очень сильно солгать они постесняются. Большая ложь даже просто не придет им в голову. И даже когда им разъяснят, что речь идет о лжи чудовищных размеров, они все еще будут продолжать сомневаться и склонны будут считать, что, вероятно, все-таки здесь есть доля истины… Солги посильней, и что-нибудь от твоей лжи да останется».

Такие ужасающие принципы лежат в основе современной рекламы, с которой мы сталкиваемся сотни раз за день. Но и не только реклама работает по этим канонам. Западная пропаганда вокруг таких вопросов как «арабская весна», необходимость демократизации общества, глобальный экономический кризис и приверженность только свободному рынку (либерализм), «зеленые» технологии и глобальное потепление, и многие другие – уже давно работает против нас.

Не случайно один из ведущих апологетов либерализма и свободного рынка австрийский философ Фридрих фон Хайек говорил: «Власть искусного пропагандиста так велика, что он может придать человеческому мышлению любую требуемую форму, и даже самые развитые, самые независимые в своих взглядах люди не могут целиком избежать этого влияния, если их надолго изолировать от всех других источников информации». А когда информационная атака ведется сразу по нескольким направлениям – ее эффект растет многократно.

 

Широта охвата западных СМИ

Нас будет интересовать в основном информаци­онно-психологический аспект воздействия СМИ на массовое сознание. В этом ключе важно установление связей – кто владеет теми или иными информационными корпорациями.

Так, например, скандально известный Руперт Мердок контролировал СМИ, которые имеют многомиллионную международную аудиторию. В 2007 году во владении его News Corporation находились телекомпания Fox Broadcasting Company, киноконцерн 20th Century Fox, издательство Harpercollins, периодические издания New York Post, The Weekly Standard и The Wall Street Journal, интернет-компания MySpace, поставщик спутникового телевидения DirecTV, пять британских газет, 110 австралийских и еще несколько спутниковых каналов в Европе и Азии. Для сравнения, совокупная аудитория AOL, Yahoo!, MSN, MySpace составляет примерно 96 процентов всех пользователей Интернета в США. Это позволяет вести широковещательные пропагандистские кампании в пользу принятия мер, отвечающих узким интересам.

Со­вет по международным отношениям (CFR) (речь об этом американском аналитическом центре пойдет дальше), в свою очередь, контролирует ведущие ин­формационные агентства, газеты, журналы, радиостанции и те­левизионные каналы в Соединенных Штатах. Членами Совета являются руководители NВС, ABC, CBS, «Свободной Европы», USIA, Общественной вещательной службы, Associated Press, «New York Times», «Time magazine», «News-week», «Washington Post», «U.S. news and world report» и др., а также наибольших из­дательств и ассоциаций американских издателей.

NBC – создана в 1926 году. CNBC– международный лидер по производству бизнес-новостей, имеет 19-ти миллионную аудиторию. Система NBC включает – CNBC Europe и CNBC Asia; художественный, исторический канал, канал по продаже товаров (Shop NBC). NВС производит более 100 программных часов в неделю, охватывая аудитории более 100 стран мира.

USIA – информационное агентство США при Госдепартаменте Соединен­ных Штатов. Создано в 1948 году. Является спонсором радио «Голос Аме­рики», также занимается выдачей грантов для молодых научных работни­ков по всему миру. Имеет 200 отделений в 147 странах мира, где агентство известно как USIS (US Information Service).

Associated Press – информационное агентство, имеющее более 80 бюро в различных странах мира и более 140 бюро в США. Обслуживает более 15 тысяч клиен­тов во всем мире – газеты, журналы, ТВ и радиостанции.

New York Times – ежедневный тираж 1,2 млн экземпляров.

Time magazine – одна из наиболее крупных компаний, возникших на основе журнала «Time» в 1923 г. Входит в число мировых ли­деров по производству журналов. Публикует около 140 регулярных статей для 298 млн читателей.

Данная ситуация в значительной степени связана с тем, что большинство редакторов и издателей американских газет и жур­налов учились на двух самых престижных в США журналистс­ких факультетах в Колумбийском и Гарвардском университетах, ректорами которых являются члены CFR.

Телеканал «CNN International» транслируется в 212 странах мира. Ресурс www.cnn.com на апрель 2009 г. являлся третьим по популярности новостным сайтом в США. Ресурс www.wsj.com – онлайн-издание газеты «The Wall Street Journal», которая имеет самый большой тираж среди американских газет (2,1 млн экземпляров по данным на март 2010 г.), включая 400 тыс. платных онлайн-подписок.

Вывод здесь простой – «информационный спрут» могущественен и способен сгенерировать любую информацию, растиражировать и закрепить в сознании людей совершенно любой миф. «1984» Дж.Оруэла постепенно становится реальностью.

 

 

II. Мозговые центры (think tanks)

Аналитические или мозговые центры на Западе обладают действительно большой силой власти и способны оказывать полноценное влияние на выработку и принятие политических решений. Это также эффективные «кузницы кадров» для госструктур. Рассмотрим на наш взгляд самые важные и наиболее влиятельные мозговые центры.

Королевский институт международных дел или Chatham House («Royal Institute of International Affairs» или «Chatham House Study Group») – наиболее влиятельный британский мозговой центр в мире, специализирующийся на изучении международных отношений. Основан в 1920 году в Лондоне.

Chatham House публикует два журнала: International Affairs и World Review.

Веб-сайт: http://www.chathamhouse.org/

 

Аналогичный совет был создан в США. Совет по международным отношениям (The Council on Foreign Relations, CFR) – преемник Chatham House – один из главных мировых мозговых центров мира, занимающихся разработкой и реализацией глобальных проектов.

Идея создания принадлежит американскому банкиру Джону П.Мор­гану при поддержке финансовых домов Рокфеллеров, Форда и Карнеги. Штаб-квартира находится в Нью-Йорке. CFR был создан 29 июля 1921 года. Его основателями были: полковник Эдвард Менделл Хауз (со­ветник и личный друг американского президента Вудро Вильсона), Уолтер Липпманн (в будущем один из ведущих газетных обозревателей либерального истеблишмента и признанный ав­торитет в области манипуляции массовым сознанием), Джон Фостер Даллес (ставший впоследствии государственным секрета­рем в администрации президента Эйзенхауэра), Аллен Даллес (третий директор ЦРУ), Кристиан Гертер (преемник Ф. Даллеса на посту государственного секретаря США).

Совет по международным отношениям официально представляется группой американских специалистов в сферах дипломатии, финансов, про­мышленности, науки, информации, в чьи задачи входят стратегические разработки и управление общественным мнением в интернационалистском ключе. В CFR около 2900 членов, за­нимающих высшие позиции в правительстве США, полити­ке, бизнесе, особенно международном, средствах массовой информации, спецслужбах и даже в религии. Члены Совета также входят в руководство ФРС США и Нью-Йорк­ской фондовой биржи.

С 1921 года членами CFR были все президенты США (кроме Джона Кеннеди), а также две­надцать из восемнадцати министров финансов США, двенадцать из шестнадцати государственных секретарей, девять из пятнадцати министров обороны, семь из одиннадцати дирек­торов ЦРУ, все верховные главнокомандующие НАТО в Европе и каждый представитель США в НАТО. В любой администрации (демократической или республиканской) существует четыре ключевых поста – советник по на­циональной безопасности, государственный секретарь, министр обороны и министр финансов. Так вот почти всегда эти должности принадлежали членам CFR [7, с.216-217].

Таким образом, CFR оказывает решающее влияние на прави­тельство США и Конгресс. Американские эксперты утверждают, что, если вы хотите знать, ка­кой будет внешняя политика США в следующем году, вы должны прочесть подшивку «Foreign Affairs» за текущий год.

Примечательно, но с 1933 года на посту секретаря – основатель и первый директор ЦРУ Аллен Даллес, ко­торый занимал также с 1927 года пост одного из директоров Совета. В 50-х годах ключевой фигурой Совета постепенно стано­вится Дэвид Рокфеллер – директор CFR с 1949 года, вице-пре­зидент с 1950, председатель с 1970. В се­редине 80-х годов председателем стал влиятельный промышленник и обществен­ный деятель П.Петерсон, а президентом – Дж.Свинг. Сам Д. Рокфеллер, после своей отставки, также как и А.Даллес, оставался координатором деятельности организации.

По мнению большинства политических ана­литиков, CFR обеспечивает не только разработку по­литического курса Соединенных Штатов, но и сохраняет выработанный курс неизменным при смене администраций.

Главной задачей Совета по международным отношениям является разработка конкретной стратегии создания глобальной социально-политической и фи­нансово-экономической системы (Нового Мирового Порядка). Так, в 1962 году, выступая в Гарвардском университете с про­граммной публичной лекцией «Федерализм и свободный миро­вой порядок», Д.Рокфеллер призвал к созданию общемирового государства, управляемого единым правительством. При этом он заявил, что именно об этом мечтали «отцы-основатели» Соеди­ненных Штатов, якобы выдвинувшие в свое время «универсальный принцип» соединения в единое целое всего мира.

Влияние CFR на американскую политику сегодня велико. Консолидация политических и интеллектуальных сил вокруг этого прообраза «мирового правительства» поступательно и равномерно усиливается.

Веб-сайт: http://www.cfr.org/

 

Аналогичными вопросами, но в русле экономики и финансов в США занимается Совет экономических консультантов при Президенте США (CEA).

Веб-сайт: http://www.whitehouse.gov/administration/eop/cea

 

В Великобритании также существует влиятельный экономический аналитический центр – The Economist Intelligence Unit (EIU).

The Economist Intelligence Unit был основан в 1946 году, когда директор британской разведки был назначен на работу в The Economist. В настоящее время EIU – ведущий аналитический центр Великобритании, располагающий 40 офисами по всему миру.

Основная цель – обеспечивать правительство Великобритании и глав корпораций аналитическими данными и прогнозами, необходимыми для принятия решений. В их число входит: политический и экономический анализ ситуации в более чем 200 странах мира; микроэкономические индикаторы по 6 направлениям; новейшие стратегии менеджмента.

EIU располагает одной из самых больших команд аналитиков в мире, касательно подобного рода негосударственных структур. В штат EIU входит 150 полностью занятых экспертов-страноведов и экономистов, которым помогает мощный аналитический аппарат из 600 аналитиков-помощников и редакторов. В 40 странах мира также работают 300 представителей аналитического центра. 130 ведущих экспертов работают в Лондоне, Нью-Йорке, Венне, Сингапуре, Шанхае, Пекине, Токио и Гонконге. Основные их направления деятельности – сбор и подготовка информации экономической, политической и промышленной направленности. Большинство из экспертов живут и работают в странах их специализации на постоянной основе.

EIU – основной аналитический центр британского холдинга «the Economist Group», который отвечает за выпуск газеты и журнала The Economist и The Economist Newspaper. В холдинг входят: The Economist newspaper (издается со дня основания холдинга в 1843 году); The Economist online; Economist Conferences; Economist Corporate Network; The World In…; Intelligent Life; CQ-Roll Call (including Capitol Advantage and GalleryWatch); European Voice; EuroFinance.

Клиентами EIU являются как государственные, так и частные структуры. Среди частных клиентов – крупные предприниматели, бизнес сообщества и т.д. В совокупности количество потребителей информации EIU превышает 1,5 млн человек

Веб-сайт: http://www.eiu.com/

 

III. «Общепризнанные» авторитеты-экономисты

«Общепризнанные авторитеты-мыслители» – отдельный разговор. Их можно сравнить с рассмотренными выше аналитическими центрами, только в едином лице. К их заявлениям и оценкам прислушиваются. При этом ключевым здесь является то, кто их делает, тогда как содержание, как правило, – вторично.

Исходя из этого, мы будем рассматривать «авторитетов» в качестве каналов оказания информационного влияния на тот или иной объект, или событие.

 

К представителям такого сообщества можно отнести следующих лиц:

– Нуриэль Рубини (Nouriel Roubini) – лауреат Нобелевской премии по экономике (США);

– Пол Кругман (Paul Robin Krugman) – лауреат Нобелевской премии по экономике (США);

– Роберт Шиллер (Robert James «Bob» Shiller) – лауреат Нобелевской премии по экономике (США);

– Збигнев Бжезинский (Zbigniew Kazimierz Brzeziński) – американский геополитик, стратег;

– Генри Киссинджер (Henry Alfred Kissinger) – американский геополитик, стратег;

– Сэмюэль Хантингтон (Samuel Phillips Huntington) – американский геополитик, стратег;

– Уоррен Баффетт (Warren Buffett) – миллиардер, инвестор (США);

– Джордж Сорос (George Soros) – миллиардер, инвестор (США);

– Мартин Вульф (Martin Wolf) –  британский журналист, экономист;

– Нассим Талеб (Nassim Nicholas Taleb) – американский экономист, трейдер;

– Фарид Закария (Fareed Rafiq Zakaria) – американский политический аналитик, редактор еженедельника Newsweek International;

– Фрэнсис Фукуяма (Yoshihiro Francis Fukuyama) – американский философ, политолог, экономист;

– многие другие.

 

Оппозиция либерального лагеря:

– Джозеф Стиглиц (Joseph Stiglitz) – лауреат Нобелевской премии по экономике (США);

– Дэниел Ергин (Daniel Yergin) – экономист, лауреат Пулитцеровской премии (США);

– Пол Крейг Робертс (Paul Craig Roberts) – бывший помощник министра финансов США в администрации Рональда Рейгана, отец «рейганомики», известный публицист;

– Рон Пол (Ronald Ernest «Ron» Paul) – нынешний конгрессмен, кандидат в президенты США на выборах 2012 года (от республиканской партии), постоянный и смелый критик Федеральной резервной системы США, автор книги «Покончить с Федеральным резервом»;

– Линдон Ларуш (Lyndon Hermyle LaRouche) – известный американский ученый и политик, бывший американский политзаключенный, неоднократный кандидат в президенты США, резкий критик американской финансовой системы, издатель известного оппозиционного журнала «Executive Intelligence Review»;

– многие другие.

 

Мы привели имена не только публичных фигур, но и политических стратегов, настоящих геополитиков, влияние которых на формирование внешней политики США очень велико.

С точки зрения экономики наиболее интересен Нуриэль Рубини – американский экономист, профессор экономики Нью-Йоркского университета. За ним закрепился имидж одного из самых авторитетных экспертов в мире по вопросам глобальных финансов. Журналисты любят напоминать, что именно Рубини предсказал последний глобальный финансовый кризис (хотя каждый грамотный экономист предсказывал наступление этого кризиса, оценки могли расходиться лишь в сроках).

Во время разгара финансового и долгового кризиса в Европе в 2009-2012 года, Рубини неоднократно предвещал крах еврозоны и банкротство Греции, то с вероятностью в 67 процентов, то в 87 процентов и т.д. Назывались также цифры: 30 – 50 – 90 процентов. Внимание инвестиционного сообщества, да и всего информационного мира было буквально приковано к его прогнозам. С их учетом принимались и решения. Однако мало кто задумывался, почему именно вероятность выхода Греции из зоны евро оценивается именно в 67 процентов, а не, скажем, в 65 или 69 процентов?

Во всяком случае, Рубини интересен тем, что относится к категории «раскрученных» экономистов, представляющих интересы банков Уолл-Стрит. Это делает необходимым следить за высказываниями Рубини, чтобы лучше чувствовать «вектор» финансового движения Америки.

Любое выступление американского экономиста Джозефа Стиглица  попадает в поле зрения мировых СМИ. Фигура Стиглица – достаточно заметная в научном, политическом и финансовом мире. Заметность его предопределена  послужным списком и званиями: профессор Колумбийского университета, лауреат Нобелевской премии по экономике (2001), председатель Совета экономических консультантов при президенте США (1995 – 1997), вице-президент Всемирного банка и  главный экономист МБРР (1997 – 2000). К этому списку можно прибавить и такую деталь: иностранный член Российской академии наук (с 2003 года). 

Более десяти лет назад он начал выступать с резкой критикой экономического либерализма, монетаризма и неоклассической политэкономической школы вообще, а также догматов так называемого «Вашингтонского консенсуса» (неолиберального понимания глобализации, политики МВФ в отношении развивающихся стран, либеральных реформ в странах с «переходной экономикой», в том числе России и т.п.). Идеологи либерализма и глобализации никак не ожидали удара «с тыла», поскольку Стиглица считали «своим». 

В фокусе внимания Стиглица – проблема экономического и социального неравенства в условиях западного общества.  Он обращает внимание на следующие аспекты этой проблемы:

– в группе экономически развитых стран социально-имущественная поляризация общества наиболее ярко проявляется в Соединенных Штатах; 

– на протяжении ряда десятилетий поляризация в США постоянно усиливалась;

– за последние два десятилетия не наблюдалось улучшения условий жизни обычных американских семей.

Стиглиц также считает, что «экономика Америки напоминает хорошо отлаженную машину, однако большая часть производимых ею благ уходит наверх».

Одна из важных проблем, поднимаемых Стиглицем, – банки: «…многие из дельцов финансового мира разбогатели, занимаясь махинациями, обманом, хищническим кредитованием или воспользовались своими монопольными правами в какой-то области. Они использовали в своих интересах бедных, плохо информированных людей, ограбили их. Они выдали этим гражданам ипотечные кредиты на разорительных условиях, скрывали от них истинный размер платежей, печатая цифры мелким шрифтом».

Еще одна проблема – большой бизнес и политическая власть. Стиглиц раскрывает эту проблему на примере событий последнего финансового кризиса  в Америке. Государство тогда бросилось на спасение мировых финансовых компаний и банков Уолл-стрит, которые начали «тонуть». Спасали с помощью бюджетных вливаний. Стиглиц приводит пример: только один страховой гигант AIG получил из казны 150 млрд долларов. А вот нескольких миллиардов долларов для медицинского страхования детей из бедных семей, как  отмечает Стиглиц, у правительства в том же самом 2008 году не нашлось. Щедрость властей объясняется, по мнению Стиглица, тем, что финансовая элита щедро инвестировала, инвестирует и будет инвестировать в политику и политиков. В  выборах фактически участвуют лишь американские олигархи, которые «голосуют» своими деньгами. А простой народ в выборах разочаровался. Примечательно, что на последних выборах явка молодежи составила всего 20 процентов. Молодежь не верит в избирательные спектакли, полагая, как отмечает Стиглиц, что результаты выборов фальсифицируются.

Его критика нынешней экономической политики США может оцениваться как «умеренная». Сегодня Стиглиц не выглядит уже таким «бунтарем», как это было в начале прошлого десятилетия. Критика алчности и хитрости банков со времени последнего финансового кризиса в Америке даже считается данью моде (такую критику себе время от времени позволяет даже президент Барак Обама). И Стиглиц от этой моды не отстает. В то же время некоторые «деликатные» вопросы экономической теории и практики Нобелевский лауреат аккуратно обходит. Например, за кадром работ и выступлений Стиглица остается вопрос о «руководящей» роли Федеральной резервной системы США в американской экономической и политической жизни. Не объясняет он и механизмы депозитно-кредитного «мультипликатора» – тайну банкиров, касающуюся создания денег из «воздуха» (вместо этого он  концентрирует внимание на «копеечных» махинациях банкиров; такие махинации сегодня можно встретить в любом секторе экономики и на любом рынке) [8].

 

 

IV. Схемы воздействия и взаимодействия

В заключении попытаемся объединить механизмы и принципы работы с человеческим сознанием СМИ, мозговых центов и «авторитетов».

Взаимосвязь и взаимодействие приведенных выше механизмов управления мнениями и решениями участников экономической жизни можно представить в виде следующей схемы (см. рисунок 2).

deconstr 252

 

 

Рисунок 2. Ось «СМИ – аналитические центры — авторитеты». Механизм оказания влияния на принятие решений.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

С точки зрения работы на финансовых рынках такую же схему можно представить следующим образом (см. рисунок 3 и 4):

 

deconstr 253

 

 

Рисунок 3. Адаптивный инвестиционный механизм с возможностью оказания влияние на процесс принятия решений (манипулирование мнениями и данными)

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 deconstr 254

 

 

 

 

Рисунок 4. Механизм манипулирования фондовым рынком

 

По аналогичным канонам, например, строится работы рейтинговых агентств, которая осуществляется через механизм глобального ранжирования при кредитовании и инвестировании. Например, Moody’s ранжирует все государства мира с точки зрения их кредитоспособности. Глобальная ранговая система стимулирования агентства предполагает, что все государства, которым присвоен ранг, поощряются одинаково, причем, чем выше классное место, тем выше это поощрение. Система основана на результатах и перспективах финансовой деятельности государства. На рисунке 5 представлен механизм воздействия ранга кредитоспособности, формируемого инвестиционной службой Moody’s, на независимое государство [9].

Во-первых, указанный ранг сообщается финансовым игрокам – банкам и инвестиционным фондам, который используется ими при определении надбавки за риск при международном инвестировании (левый канал). Чем ниже ранг, тем выше надбавка. По оценке британского журнала «Euromoney», к началу XXI века почти половина стран мира имели кредитный рейтинг, равный нулю, то есть были лишены доступа к банковским финансам.

По существу приведенная система Moody’s – это механизм комплексного лоббирования в глобальном масштабе (а это одно из рейтинговых агентств американской «тройки» (90 – 95 процентов мирового рынка рейтинговых услуг), к которой также относятся Standard and Poor’s и Fitch). Он включает не только поощрения и наказания кредитоспособных государств процентными ставками через финансовых игроков на рынке, но и манипулирование общественным сознанием. Точно так же, как капитал в условиях либерализма уходит из инвестиционно непривлекательного предприятия, он покидает инвестиционно непривлекательные, с точки зрения Moody’s, государства. Чем слабее государство, чем больше оно нуждается в кредитах, тем ниже рейтинг его кредитоспособности, и тем выше ставка процента за кредит. Таким образом, страны с самой слабой экономикой могут рассчитывать лишь на самые дорогие кредиты, расплатиться за которые они не в состоянии. Таков механизм закабаления развивающихся стран. Становится понятно, почему более половины стран мира не имеют доступа к западной сети финансовых ресурсов.

 

 deconstr 255

 

 

 

 

Рисунок 5. Механизм воздействия ранга кредитоспособности, формируемый рейтинговым агентством Moody’s на независимое государство

Левый канал – влияние через сообщение рейтинга международным финансовым игрокам – банкам и инвестиционным фондам

Правый канал – сообщения об изменениях рангов в СМИ используются в процедурах манипулирования общественным сознанием, например, в процессе предвыборных кампаний.

 

Библиография

  1. 1.      Жаров М., Шевяков Т. Хроники информационной войны – М.: Европа, 2009 – 48 с.;
  2. 2.      Нарочницкая, Н. Оранжевые сети: от Белграда до Бишкека. – СПб.: Алетея, 2008. – 208 с.;
  3. 3.      Кара-Мурза, С.Г. Оранжевая мина / С.Г.Кара-Мурза, А.А.Александров, М.А.Мурашкин, С.А.Телегин. – М.:Алгоритм, 2008. – 240 с.;
  4. 4.      Кара-Мурза, С.Г. Манипуляция сознанием. – М.: Эксмо, 2009. — 864 с.;
  5. 5.      Матвейчев, О.А. Уши машут ослом. Сумма политтехнологий. – М.: Эксмо, 2010. – 640 с.;
  6. 6.      Линдстром, М. Buyology: увлекательное путешествие в мозг современного потребителя. – М.: Эксмо, 2010. – 240 с.;
  7. 7.      Эпперсон, Р. Невидимая рука: Введение во взгляд на историю как на заговор. – СПб.: 1999. – с. 216-217
  8. 8.      Катасонов, В.Ю. Джозеф Стиглиц как зеркало американской экономической оппозиции, Фонд стратегической культуры // http://www.fondsk.ru/news/2012/10/08/dzhozef-stiglic-kak-zerkalo-amerikanskoj-ekonomicheskoj-oppozicii-16972.html
  9. 9.      Цыганов В., Бородин В. и др. Преемник: механизмы эволюции России. – Академический Проект, 2007. – 396 с.

 

Федор Смирнов, Центр мир-системных исследований, декабрь 2013 года

Опубликовано в журнале Новый университет. Серия: Актуальные проблемы гуманитарных и общественных наук. 2014. №4 (37).



Опубликовано: 27 сентября 2014

Рубрика: Исследования

Ваш отзыв