Русский Бастион» Статьи » 8. К вопросу о дискурсе. Медиадискурс в современном информационном пространстве
Навигация

Перейти на главнуюПерейти на форум

8. К вопросу о дискурсе. Медиадискурс в современном информационном пространстве

Представлена расширенная трактовка понятия дискурс. Акцент делается на влиянии информационного поля СМИ на человеческое сознание. Современные массмедиа формируют медиадискурс, который подстраивает под себя мировоззрение и мировосприятие ряда социальных групп населения.

 

Информация, постоянное расширение информационного поля – печатного, медийного (ТВ и радио), виртуального (Интернет) – оказывает все большее воздействие на жизнь человека. Если раньше можно было говорить о том, что тот, кто владеет информацией – владеет и миром, то сегодня уже сама информация, живя самостоятельной жизнью, стала подстраивать под себя мышление общества. СМИ, в буквальном смысле, формируют наше сознание – определяют образ жизни – стиль одежды, потребительскую корзину, предпочтения в книгах, стиль поведения, язык. Вырваться из информационного потока становится все сложнее и сложнее.

Как правило, информационные структуры – печатный текст, аудио и видео потоки, движение цифровой информации в Интернете (социальные сети, блоги, информационно-аналитические порталы) – образуют смысловые скопления, узлы, связки, которые получили название дискурса. Попробуем расширить традиционное (основанное на текстах) понимание этого непростого понятия.

Слово дискурс происходит от французского discourse (речь), которое в свою очередь восходит от латинского discursus, что означает, в том числе как «бег взад и вперед», так и разговор. Слово дискурс впервые употребляется в качестве термина З.Хэррисом в 1952 году в статье [1,2], посвященной анализу языка рекламы, с тех пор стало широко распространенным.

В англо-русском словаре лингвистики и семиотики под редакцией А.Н.Баранова и Д.О.Добровольского [3] дается следующее толкование дискурса:

1) Discourse I. В одном понимании – совокупность тематически, культурно или как-либо еще взаимосвязанных текстов, допускающая развитие и дополнение другими текстами. Термин лингвистики и дискурс-анализа.

2) Discourse II. Термин социологии, социальной семиотики и политологии, введеный М.Фуко. Общение, рассматриваемое как реализация определенных дискурсивных практик.

3) Discourse III. Вид речевой коммуникации, предполагающий рациональное критическое рассмотрение ценностей, норм и правил социальной жизни и единственным своим мотивом имеющий достижение взаимопонимания. Термин логики, философии, социологии и социальной семиотики, введенный Ю.Хабермасом.

Если обратиться к толковому словарю современного английского языка Oxford Advanced Learner’s Dictionary [4], то здесь наряду с пониманием дискурса как продолжительного отрезка серьезной речи (письменной или устной), словарь фиксирует новое значение этого слова, определяемое как использование языка в устной речи или на письме с целью создания смысла.

В энциклопедии английского языка «Encyclopedia of the English Language» [5] (одном из самых авторитетных изданий, посвященных проблемам современной англистики) Дэвид Кристал отмечает, что поиск больших лингвистических единиц и структур находится в центре внимания ученых, представляющих различные дисциплины. Так, лингвисты исследуют те средства языка, которые связывают предложения, когда они используются в последовательности. Этнографы и социологи изучают структуру социального взаимодействия, особенно то, как она проявляется в способе ведения диалога. Антропологи анализируют структуру мифов и сказок. Психологи проводят эксперименты для выяснения ментальных процессов, лежащих в основе понимания. Дальнейший вклад делается специалистами, работающими в области искусственного интеллекта, риторики, философии и стилистики, не говоря уже о когнитивной науке, которая охватывает практически все упомянутые сферы.

В книге «Текст и контекст. Исследования по семантикам и прагматикам дискурса» [6] Т.А. ван Дейк отмечает, что дискурс может иметь структуры, которые, базируясь на обычных правилах, не могут с полным правом называться лингвистическими, или, не могут полностью быть объяснены при помощи лингвистической грамматики. В лингвистической теории дискурса мы имеем дело только с общими условиями, семантическими и прагматическими, определяющими правильную оформленность, возможность интерпретации, приемлемость любого дискурса в определенном языке.

Другой подход к проблеме предлагается британским ученым Гаем Куком в его книге «Дискурс» [7]. Он утверждает, что мы имеем дело с двумя различными типами языка в качестве потенциального объекта изучения: один представляет собой некую абстракцию, созданную для преподавания языка и грамотности, а также для исследования функционирования языковых правил; другой – тот, который используется для передачи какой-либо информации и воспринимается как связный (при этом он может соответствовать или не соответствовать правильному предложению или набору правильных предложений). Этот последний тип языка – язык в использовании, язык в коммуникации – и является, по мнению Г.Кука, дискурсом, а поиск того, что придает дискурсу связность, является дискурсивным анализом.

Норман Фэрклаф в своей работе «Critical Discourse Analysis» [8] трактует дискурс как социолингвистический феномен. Применительно к дискурсу автор считает языковое использование частью социальных условий и процессов, которые систематически определяют различия в его свойствах, включая лингвистические формы, возникающие в текстах. Одним из аспектов является социальный, который выступает неотъемлемой частью понятия «дискурс» и означает, что язык, по мнению автора, есть материальная форма идеологии. Такое смысловое наполнение речи и соответствующее формирование дискурса близко по духу к разделению глобального информационного поля по цивилизационному принципу.

Кандидат филологических наук, доцент МГУ им М.В.Ломоносова Е.О.Менджерицкая [9,10,11] предлагает следующее определение дискурса: дискурс – это передача когнитивного содержания, вкладываемого адресантом, адресату через посредство текста в его лингвистическом воплощении и заложенных в нем определенных стратегий подачи информации.

С развитием СМИ и расширением виртуальной информации стали все чаще говорить о медиадискурсе. Медиадискурс – достаточно новое явление, с нашей точки зрения, образующее связное информационное поле СМИ, распространяющее свое, зачастую формирующее влияние на различные социальные группы аудитории. Мы можем говорить о различных типах понимания медиадискурса, исходя из когнитивных установок адресанта (то есть идеологической направленностью того или иного текста, теми идеями и отношением, которые в нем заложены), характеристиками целевой аудитории, на которую этот текст направлен, и лингвистическими и экстралингвистическими стратегиями подачи информации, заложенными непосредственно в тексте. Так, можно выделить:

– дискурс «качественной прессы»;

– дискурс популярной прессы (желтой прессы и глянцевых журналов);

– дискурс специализированных изданий (научные и научно-популярные журналы).

Эти издания отличаются друг от друга как когнитивными установками адресантов, так и способностями их восприятия целевой аудиторией, следовательно, и различными способами передачи информации в самом тексте.

С нашей точки зрения, понятие дискурса давно переросло традиционные рамки понимания текста, вобрав в себя информационное поле массмедиа и глобальной сети Интернет. Таким образом, структура дискурса предполагает включение в себя совокупности смысловых моментов, подпадающих под определенное информационно-смысловое поле.

Так, если мы будем, например, рассматривать дискурс геополитики, то мы будем считать само собой разумеющимися для всех участников дискурса такие идеи как – разделение мира на цивилизации Суши (Евразия) и Моря (преимущественно англосаксы), трактовку конфликтов (например, «оранжевых» сценариев) через призму внешнего участия третьих заинтересованных в разжигании розни сил и т.д. То есть дискурс того или иного гуманитарного знания или области знания должен предполагать осведомленность и наличие общего (профессионального) языка его непосредственных участников. Так образуется самостоятельное информационное поле, живущее за счет ряда устойчивых идей и одновременно способствующее ведению компетентного диалога.

Можно также выделить «негативный дискурс». Он ярко проявляется в работе современных российских СМИ за счет частых трансляций новостей о различных катастрофах, бедствиях, преступлениях и прочих криминальных происшествиях на территории не только России, но и всего мира. Сознание человека, который погружен в такой дискурс – со временем криминализируется, постепенно становится задавленным, боязливым, жестоким. То есть негативный дискурс подстраивает под себя сознание и мышление его аудитории.

Тексты и аудиозаписи СМИ, в первую очередь, служат средством формирования и изменения ментальной модели мира в сознании адресата, то есть носят воздействующий характер. Важно отметить, что таким адресатом в настоящее время является не отдельная личность, а прежде всего определенные социальные группы, члены которых имеют сходные социокультурные характеристики. Модель мира, существующая в коллективном сознании, имеет регулятивный характер, то есть во многом определяет поведение групп. Процесс коммуникации в СМИ определяется особенностями исторического периода и социальным устройством общества и, в то же время, призван формировать общественные структуры, представляя систему ценностей отдельных социальных групп и выражая отношения между этими группами [12, с.155 – 156].

Реализация основной функции дискурса возможна только при формировании программы новостей как единого текста, обладающего категориями целостности и связности, так как виртуальный дискурс представляет собой множество коммуникативных фрагментов, выступающих в виде совокупного поля, не сведенного в централизованно построенную систему [13, с.164]. То есть дискурс сам по себе еще не может содержаться в хаосе или белом шуме информационных потоков, которыми насыщенно современное массмедийное и интернет пространство.

 

12345

 

 

 

 

 

Схема 1. СМИ формируют множество дискурсов, которые меняют общество.

 

Дискурс также можно рассматривать как единое целое – систему знаний, для изучения которой (погружения), зачастую требуется большое количество времени. Прежде всего, это зависит от сложности дискурса и способностей субъекта познания.

Дискурс подвержен изменениям. Из глобальных тенденций наиболее интересной представляется развитие языка современной газетной публицистики, среди которых – стилевое расслоение газетно-публицистических изданий, увеличение доли стилистически окрашенных, эмоционально-оценочных языковых средств, обусловленных усилением авторского начала, рост числа текстовых аномалий, наконец, повышение уровня конфликтности современного публицистического дискурса как результат концептуальной, оценочной и языковой свободы [14].

Так, характеризуя язык газет концы 80-х гг., М.В.Панов писал: «Если вы внимательно прочтете несколько газет десятилетней давности, вам сразу бросится в глаза непривычный стиль этих газет: все серьезно, сдержано, строго, с чувством ответственности, точно, ясно – но чего-то будет не хватать. Вы почувствуете, что это не сегодняшняя газета. Будет не хватать стилистических красок. Читая газеты десятилетней давности, мы будем все время чувствовать, что находимся на стилистической диете» [15, с.4]. Почти такими же словами можно охарактеризовать стилистические различия современных газетно-публицистических текстов по отношению к текстам 80-х гг. [12, с.265].

Наше сознание и мышление постоянно меняются. Мы создаем различные дискурсы, создаем СМИ, которые, в свою очередь, также меняют и нас. Происходит это благодаря глобализации, бурному развитию виртуальных миров общения и информирования, росту скорости передачи данных и прочих благ цивилизации, или является продуктом нашей фантазии – вопрос не маловажный.

Уже сейчас каждый человек на планете обладает возможностью самовыражения и, благодаря Интернету, напрямую участвует в формировании различных дискурсов и медиадискурсов (через личные блоги, информационные порталы, форумы, сайты, интернет-сообщества, социальные сети и т.д.). Только вот степень соответствия реальности (объективность информации) такого вклада можно поставить под сомнение. Ведь участие и вклад каждого – в том числе есть плод его фантазии (в отличие от информации официального государственного или научного уровня, хотя и здесь можно отметить роль идеологии, пропаганды или научной ошибки).

Таким образом, измышления каждого человека делают свой вклад в общее информационное поле, которое в свою очередь опять оказывает непосредственное воздействие на наше сознание. Так, плодится все больше мифов, стереотипов, информационных уток и заблуждений, которые затем бездумно тиражируются СМИ. Расширяются возможности для манипуляции сознанием, однако, уже на более глубинном уровне – уровне формирования тех или иных дискурсов и медиадискурсов. Трудно предположить какими последствиями для разума это обернется в совсем недалеком будущем.

 

Библиография

  1. 1. Harris, Zellig S. Discourse Analysis, 1952;
  2. 2. Harris, Zellig S. Methods in Structural Linguistics, 1951;
  3. 3. Англо-русский словарь по лингвистике и семиотике / под ред. А.Н.Барановой и Д.О.Добровольского. – М.: Помовский и партнеры, 1995;
  4. 4. Oxford Advanced Learner’s Dictionary. Oxford University Press, 2000;
  5. 5. Crystal D. Encyclopedia of the English Language. Cambridge University Press, 1994;
  6. 6. Dijk T.A. Text and Context. Explorations in the Semantics and Pragmatics of Discourse. Longman, 1977;
  7. 7. Cook G. Discourse. Oxford University Press, 1989;
  8. 8. Fairclough N. Critical Discourse Analysis. Longman, 1995;
  9. 9. Менджерицкая Е.О. Термин «дискурс» в современной зарубежной лингвистике // Лингвокогнитивные проблемы межкультурной коммуникации: Сб. ст. – М., 1997. С. 130 – 134.;
  10. 10. Менджерицкая Е.О. Публицистика как тип дискурса // Язык, сознание, коммуникация: Сб. ст. – М., 1999. Вып. 7. С. 13 – 18.;
  11. 11. Менджерицкая Е.О. Особенности национального публицистического дискурса // Язык, сознание, коммуникация: Сб. ст. – М., 1999. Вып. 9. С. 52 – 59.;
  12. 12. Язык и дискурс средств массовой информации в XXI веке / под ред. М.Н.Володиной. – М.: Академический Проект, 2011. – 332 с.;
  13. 13. Гаспаров Б. Язык. Память. Образ. – М., 1996;
  14. 14. Чернышова Т.В. Современный публицистический дискурс (коммуникативно-стилистический аспект): Учебное пособие. – Барнаул, 2003;
  15. 15. Панов М.В. Из наблюдений над стилем сегодняшней периодики // Язык современной публицистики. – М., 1989;
  16. 16. Московичи С. Век толп. Исторический трактат по психологии масс. – М.: Академический проект, 2011. – 396 с.

 

Федор Смирнов, Центр мир-системных исследований, 2013 год

Материал опубликован в научном журнале Новый университет. Серия: Актуальные проблемы гуманитарных и общественных наук. 2013. №8 (29).



Опубликовано: 17 ноября 2013

Рубрика: Исследования

Ваш отзыв