Русский Бастион» Статьи » Борис Никитич Кирьянов
Навигация

Перейти на главнуюПерейти на форум

Борис Никитич Кирьянов

Речь, произнесенная  председателем Попечительского Совета   Фонда Св. Луки г. Кисловодска, на круглом столе «Святитель Лука — наше бесценное достояние» Дараевым С.И. г. Красноярск

— Бывают времена, когда десница Бога, как будто отвратясь от мира и людей, дает победу злу и в мраке смутных дней царят вражда и ложь, насилье и тревога, когда завет веков минувших позабыт, а смысл грядущего еще покрыт туманом, когда глаз истины в бессилии молчит пред торжествующим обманом, в те дни хвала тому, кто с высоты на оргию страстей взирая трезвым оком, идет прямым путем, в сознании одиноком безумия и зла всей этой суеты, кто посреди толпы не опьяненный битвой, ни страхом, ни враждой, ни лестью необъятной, на брань враждующих ответствует молитвой: «Прости их, господи, не знают, что творят».Говоря о святителе Луке, великом Святителе, Луке Крымском и Симферопольском Войно-Ясенецком, мы можем сказать, что явились великой милостью, чудом, его духовными внуками. Может, не очень скромно звучит, потому что это не только большая честь и ответственность чрезвычайная. Дело в том, что наш духовный руководитель, духовник — отец Борис Кирьянов, был его прямым духовным чадом. И мы с ним, будучи знакомы уже практически более 30 лет, впервые услышали от него это еще в конце 70-х-начале 80-х годов прошлого столетия. В то время о Святителе Луке мало что было известно.

Отец Борис Кирьянов, священник, который прошел настолько серьезный путь своей жизни и столько сделал, столько испытал и перестрадал, что очень трудно это выразить буквально за какие-то минуты, но постараемся сделать это насколько возможно. Он 1924 года рождения, попал на фронт после короткого курса молодого бойца. И сразу же на Курскую дугу, точнее, на Курско-Орловскую дугу, она так называлась. Их, молодых курсантов, за сутки до начала Курской дуги, отправляют в разведку боем, практически в жертву, для обнаружения огневых точек противника. Им, конечно, не говорят. Они уверены, что начинают великое дело, очень великое, потому что, сзади семь эшелонов обороны. Они уверены, что сейчас пойдут они, за ними другие, и всех немцев сметем, а оказалось, что нет. И когда пошли в бой, они поняли, что воюют практически одни. 18-ти летние мальчишки. И вот, когда уже осталась половина от всего личного состава, они начали понимать, что они обречены. Когда осталось 10 человек — молились. Когда их осталось двое, они уже прощались с жизнью. И вот они чудом попали на то место, где каменная стена недостроенной конюшни спасла жизнь двум молодым мальчишкам. Один из них был Иван Дудкин, а второй — будущий священник Борис Кирьянов. Назад идти — все простреливается, там уже все наши лежат, впереди немцы, нас только сохраняет стена. «Ваня выглянул, посмотрел, и я впервые увидел, как пуля попадает в висок, и тут же толстая, как жгут, струя крови, и Вани нет. Я остался один и тоже ждал-ждал, ну, думаю, немцы ушли, выглянул, но немцы рядом», — вспоминает отец Борис. Бросили гранату, с правой стороны весь бок разорвало, часть внутренностей показалась вне тела. Немцы подошли, думали, что уже все, не стали его добивать.

Смеркалось. Милостью божьей, он пришел в себя, подобрал рукой все, что у него было, и пополз к своим. По склону ночью скатился к нашим рубежам, его подняли, привезли, и хирурги его прооперировали. Осколок прошел в нескольких миллиметрах от диафрагмы. После этого его отправляют в госпитали Средней Азии, он там после восьми с лишним месяцев госпиталей становится на ноги, и когда на военной медкомиссии ему задают вопрос: «Можешь ли ты воевать», он говорит: «Да, могу». И вот что удивительно, он доходит до Праги, и там 9 мая он встречает победу. Дойти в пехоте до Праги — уже подвиг, потому что потери были очень большие.

После попадает в Симферополь, тоже очень сложным путем. Его, как заслуженного героя войны и инвалида определяют в Крымский облисполком, начальником отдела жалоб (очень высокая должность для того времени). И вот здесь произошла та судьбоносная встреча. Буквально в первые месяцы работы Святитель архиепископ Крымский и Симферопольский Лука пришел к нему на прием, записался решать квартирные вопросы, еще какие-то сложные вопросы. И вот эта встреча оказалась настолько удивительной, что через некоторое, весьма короткое, время, Борис Кирьянов решается сделать чрезвычайный шаг. Он просит святителя Луку написать ему направление в ленинградскую семинарию. У нас есть копия, подписанная святителем. Кладет партийный билет в 1947 году. Думаю, комментировать не надо, что это такое, чем это могло грозить. Работники облисполкома были просто шокированы, они испугались не столько за него, сколько за себя. Выпустить из поля зрения своего, не оценить поступок ответственного работника облисполкома им грозило, ну в меньшей мере заключением. И они решили от него избавиться. Вышел с распоряжением об отчисления на улицу бывший чиновник Борис, сел на лавочку. Задумался. Застыл. И вдруг подошел человек. Незнакомец говорит: «Немедленно отсюда уезжай или вас убьют», — замечает в мемуарах Кирьянов. Они просто решили его убрать, нет человека — нет проблемы. Он тут же улетает в Ленинград и партийный билет сдает уже в Смольном. И поступает по направлению. Первый набор Ленинградской духовной семинарии. В это время возглавляет духовную семинарию митрополит Григорий Чуков, который является близким другом святителя Луки. И одновременно он митрополит Ленинградский и Новгородский. Чуков понимает, что Кирьянов — духовное чадо святителя Луки, и делает его секретарем-архивариусом. В этот же год (представляет редкие фотографии) поступает туда же молодой студент, послушник Алексей Ридигер (будущий патриарх). Они учатся вместе и живут в одной комнате.

Эпизод из жизни, который определил его судьбу в дальнейшем. Хрущёв сделал знаменитую поездку в Америку на корабле «Балтика». Это была, в некотором роде, судьбоносная поездка. Впервые руководитель советского государства пошел на корабле в Америку и чтобы снять напряжение вокруг вопроса гонений церковнослужителей, доказать свою расположенность (хотя гонения были страшные в те годы), он предложил митрополиту плыть с ним. Но митрополит ему открыто отказал, сказав: «Такие гонения, которые вы сделали в шестьдесят первом году в отношении православной церкви, они очень несправедливо жестки». Хрущёв его не простил. И, будучи секретарем, отец Борис понял, что надо срочно-срочно прятать некоторые бумаги, которые представляют опасность. Нагрянули спецы из КГБ с обыском. Не сразу, но нашли. Ему дают 58 статью, несмотря на то, что он инвалид и герой войны. Попадает в район братской ГЭС. Почти четыре года пробыл в Сибири, и после этого его перевели в мордовские политические лагеря. Единственный человек, который не боялся ему писать открыто, был Святитель Лука. У него была большая переписка с отцом Борисом.

Еще учась в семинарии, о. Борис вел переписку со Святителем Лукой (фонд располагает подлинниками). Владыка Лука помогал семье Бориса и в течение всего срока заключения, присылал семье денежную помощь (есть копии квитанций).

…И вот о. Борис приехал к нам в Кисловодск в семьдесят четвертом году. Практически умирать. Господь провел его через очень большие испытания, через пост. Он много дней голодал, очищался, а главное, молился. Впервые мы от него и услышали подробно, как он общался со Святителем Лукой. Какое влияние он на него оказал. Господь его сохранил, и он прошел большую богословскую школу (основана профессором Болотовым Василием Васильевичем — звездой первой величины на небосклоне древней церковной истории, автора очерков о древней церковной истории).

— Вы сейчас рассказали подробно биографию удивительного человека, ученика Луки…

boris-kirianov-s

— По его благословению, по его молитвам мы первые от него услышали про Святителя Луку. Он нам завещал создать духовный центр. Храм, который будет связан со Святителем Лукой. И мы, фактически выполняя его благословение, создали фонд Святителя Луки, зарегистрировали юридически фонд и по благословению нашего правящего архиепископа Феофилакта Пятигорского и Черкесского начали создавать в городе Кисловодске духовно-медицинский центр. Подчеркиваем, не медицинско-духовный, а духовно-медицинский центр.

Мы стали собираться вокруг отца Бориса. Наверное, 80 процентов его учеников были врачи-медики в разных областях. Мне самому 23 года пришлось отработать в медицине. Именно Святитель Лука — образец сочетания духовности и высочайший святости и самого высокого профессионализма. Кто-то из его оппонентов заметил, что читать его медицинские труды — это все равно, что слушать пение птиц…

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 



Опубликовано: 15 апреля 2015

Рубрика: Видеотека, Интересное в сети, Россия и Мир, Человек в современном мире

Ваш отзыв