Навигация

Перейти на главнуюПерейти на форум

10. Альтернатива Западу – во множестве цивилизаций

Современный этап развития мира – в историческом, политическом и геополитическом, экономическом, культурном, мировоззренческом, философском понимании – можно охарактеризовать словом кризисный. Глобальный финансово-экономический кризис, политические потрясения, военные столкновения и «оранжевые» сценарии («Арабская весна»), увеличение объемов цифровой информации при повышении роли информационных войн и манипуляций, усиление атеизма и агностицизма и многое другое формирует своеобразное кризисное постоянство, в котором вынужден жить современный человек.

Важно отметить, что центром этих процессов выступает цивилизация Запада (главным образом США и Европа). Наверное, можно сказать, что таким образом проявляется закат Западного мира (по Освальду Шпенглеру), либо происходит глобальная трансформация – перерождение Запада в нечто новое и пока трудноуловимое. Однако главным здесь является то, что и западная культура и западная совокупность кризисов расширяются на все остальные цивилизации, оказывают на них прямое влияние, зачастую даже перестраивая целые культуры под себя.

Чтобы лучше разобраться в том, что происходит в мире под влиянием культуры Запада и процессов глобализации, мы предлагаем обратить более пристальное внимание на термин «цивилизация». В качестве базовой модели регионального разделения мы возьмем двенадцать “больших пространств”:

– Североамериканское (Канада, США, Великобритания, Австралия);

– Центральная Америка (Мексика, Куба);

– Южноамериканское (страны Южной Америки);

– Европа;

– Арабо-исламское;

– Африка;

– Российско-Евразийское;

– Центрально-исламское;

– Индия;

– Китай;

– Япония;

– Тихоокеанское большое пространство.

 

4

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Применяемый нами подход можно назвать цивилизационным. Для примера, британский историк Арнольд Джозеф Тойнби выделял 21 цивилизацию. При этом цивилизацией он считал замкнутое общество, характеризующееся двумя критериями: 1) религия и форма её организации; 2) территория, то есть степень удалённости от того места, где общество первоначально возникло.

Итак, расширение культуры Запада происходит посредством глобализации. И если присмотреться внимательнее к этому явлению, то можно также предположить, что глобализация – западный проект, отвечающий интересам и задачам центральных стран Запада:

– английский язык как язык международного общения;

– либерализм как примат прав и индивидуальных свобод человека, при максимальной минимизации вмешательства государства в жизнь граждан;

– демократия как универсальная политическая ценность;

– свободный рынок и либерализация экономического пространства;

– политика мультикультурализма;

– деятельность Голливуда (распространение в мире американских взглядов и стандартов жизни);

– ориентация на «западные стандарты жизни»;

– другое.

При этом приведенные моменты в западном информационном пространстве выступают доминантой правильности и исключительности (критика крайне не приветствуется). Одновременно происходит расширение таких западных принципов на весь мир. Главным каналом здесь выступает глобальная сеть – «Интернет», доминирующая часть технологий которого также принадлежит Западу. Примечательно, но поисковая система Google работает по региональному принципу – облако отбора информации привязано к региону базирования того, кто делает запрос. Таким образом, ограничивается возможность получения информации из прочих регионов мира. Может быть, владельцы поисковиков преследуют какие-то свои цели, но все это только на руку Западу, и никак не остальным народам мира.

Например, если говорить об экономической составляющей расширения глобализации, то этот процесс происходит посредством функционирования механизма «финансовой семерки» (G7), западных международных организаций (МВФ, Всемирный банк, ВТО, ОЭСР и др.), когда «развитые» страны проецируют «оптимальные» принципы работы своих экономик (точнее своих ТНК и ТНБ) на весь остальной мир. Таким образом, Центр в лице Запада в буквальном смысле обеспечивает высокое качество своей жизни за счет стран остальной периферии (так называемые страны третьего мира или «развивающиеся» страны).

Таким образом, фактор цивилизации под влиянием Запада и глобализации остается в тени. В поле зрения попадают не более чем просто «странные» культурные особенности (обычаи) других народов. В сознании западного человека происходит стереотипизация в отношении других цивилизаций и народов мира. Они берутся как бы «под одну гребенку американизма». В сознание внедряются только какие-то отрывочные клише, отдаленно характеризующие особенности национальных характеров. Так, в России по улицам до сих пор ходят медведи, в Китае летают драконы, в Африке голодают «афроамериканцы». Знание географического расположения стран вообще вызывает колоссальное затруднение.

Отчасти это и государственная политика. Например, в японских учебниках истории рассмотрению России сознательно отводится очень скромное место. В результате в глазах среднестатистического японца Россия представляется как нечто холодное, огромное и непонятно-страшное. К американцам у японцев, напротив, особое почтительное отношение – для них это высшая раса, на которую японцы хотят быть всячески похожи. Этот абсурд взаимоотношений азиатской и англосаксонской цивилизаций может быть объяснен только закономерностью известных исторических геополитических взаимоотношений.

Так, мышление среднестатистического западного человека преобразуется в мышление «среднестатистического американца». Голливуд и вправду форматирует сознание в глобальном масштабе.

Благодаря такому стечению обстоятельств и «процессов глобализации» западники даже всерьез заговорили о «конце истории», то есть победе либерализма и демократии. Под таким названием вышла книга американского философа японского происхождения Френсиса Фукуямы («Конец истории и последний человек», 1992 год). Однако немного позже другой американский мыслитель Самуил Хантингтон развил противоположный тезис в своей работе «Столкновение цивилизаций» (1996 год), где предрек усиление трений между народами и постепенное снижение американской гегемонии.

В нашем случае важно зафиксировать то, что каждая цивилизация, каждый народ, и даже каждый этнос видит мир по-своему. Но под влиянием глобализации, читай Запада, это различие стирается.

Разность и форму мышления определяет язык и его структуры. Так, например, если английский язык – язык делового общения, бизнеса и совершенно не предназначен для философии. То восточные языки – более глубокие, вдумчивые, содержащие в своих ключах не простой императив действия, как западные языки, а, напротив, примат созерцания и рефлексии.

Отдельно значение нужно отвести геополитике. Геополитика – это не только система знаний, которые отвечают за политическое взаимодействие государств с учетом их географических и исторических особенностей (изучение закономерностей распределения и перераспределения центров силы государств), но также и наука, показывающая как природные характеристики местности, на которой развивалась та или иная цивилизация или народ, повлияли на их мышление. Главная особенность геополитики – разделение стран-участниц международного политического процесса на цивилизацию Суши и цивилизацию Моря. Есть еще так называемая Срединная Земля. Население стран, принадлежащих к цивилизации Моря – главным образом Великобритании и США, которые исторически имели выход к морю, – более подвижно, живо, энергично, воинственно и склонно к порабощению других народов, чем народы цивилизации Суши. Однако главная земля Суши – Евразия, по мнению ряда классиков геополитики, является центром мира, срединной землей, главной целью завоевателей Моря. И если провести параллель, то под геополитику определенно попадают возможные цели «Арабской весны», финансируемой англосаксами и прочими западниками для реализации в Евразии древнеримского принципа «разделяй и властвуй» (небольшим и ослабленным во внутренних разборках противником управлять гораздо проще, чем сильным и единым соперником).

Так, исходя из различий в мышлении, определяемых цивилизационным принципом, у каждой цивилизации и каждого народа должны формироваться собственные принципы и подходы к политике, экономике, социологии, философии, психологии и другим областям гуманитарного знания. В реальности же этот факт остается малозаметным. Под действием глобализации и устремлений Запада, все подходы смешиваются, а доминантой выступают западные универсалии – широко пропагандируемые западные «ценности», такие как исключительность демократии, оптимальность свободного рынка и конкуренции при буквальной ликвидации государства, правочеловеческая проблематика и многое другое. При этом прекрасно известно, что сами западники свои принципы соблюдают далеко не всегда.

Пример из экономики. Одной из основных ценностей экономического либерализма является невмешательство государства в ведение хозяйства. Этот принцип разделяется и поддерживается абсолютным большинством западных стран. Однако по факту можно наблюдать такое явление как денежная поддержка «проблемных» банков и прочих финансовых институтов центральными банками ряда западных государств (программа «количественное смягчение»). Так, в США с момента наступления в 2008 году глобального экономического кризиса до 2011 года в рамках таких негласных программ стимулирования было ФРС США выделено 16 трлн долларов. Спасительные деньги помимо американских кредитных учреждений в буквальном смысле раздавались банкам из Великобритании, Франции, Германии, Швейцарии, Гонконга и Японии. Примечательно, но ВВП США в эти годы не превышал 15 трлн долларов, а ВВП России – примерно 2 трлн долларов.

Этот пример показывает такие характеристики и особенности западной цивилизации – как наличие двойных стандартов, агрессивность (цивилизация Моря), даже вседозволенность.

Новые условия жизни, новые вызовы, особенно информационного характера – требуют новых подходов к своему осмыслению, а главное – адекватного реагирования. Инструменты традиционного анализа, с нашей точки зрения, постепенно перестают давать нужный результат. Необходимо применение новых подходов, например, включающих междисциплинарный синтез, цельное понимание процессов глобализации, постмодерна, геополитики, а также учет фактора цивилизаций (многополярный мир).

Например, фактор цивилизации хорошо виден на разнице таких инструментов познания как анализ и синтез.

Французский философ Рене Генон еще в 1927 году в своем труде «Кризис современного мира» писал следующее: «Одной из самых подозрительных особенностей современного мира (Запада) является потребность в нескончаемой деятельности, в бесконечных изменениях, в погоне за скоростями, в стремлении поспеть за все убыстряющимся ритмом разворачивающихся событий. Это – количественное рассеяние во множественности, которая более не объединена никаким осознанием высшего принципа. В повседневной жизни, равно как и в научных идеях, мы повсюду видим анализ, доведенный до предела, анализ в этимологическом смысле этого слова, то есть разделение, разложение, бесконечную дезинтеграцию человеческой деятельности во всех ее разновидностях. Эта неспособность западного человека к синтезу и концентрации является в глазах людей Востока чертой шокирующей. Это – естественный и логический результат все возрастающего материализма, так как сама материя есть множественность и разделение. И вот почему все проистекающее из сферы материи, может породить лишь ссоры и конфликты между различными народами или личностями. Чем глубже нисхождение в материю, тем больше и сильнее противоречия. С другой стороны, чем выше подъем к чистой духовности, тем ближе к единству, которое может быть полностью реализовано только в знании универсальных принципов».

С другой стороны, современный мир, с присущим ему бесконечным потоком детализированных сообщений, совершенно объективно приводит людей к отсутствию видения целостной картины мира и формированию представлений о ней через призму своей конкретной отрасли знания, а также особенностей общества, такого человека окружающего.

Обратной стороной является такой метод познания как синтез. Объединение ранее разрозненных вещей в единое целое, как то: объектов исследования, даже целых дисциплин естественного или гуманитарного знания, – способно во многом упорядочить картину мира в человеческом сознании. Вот что об этом пишет Генон: «Все восточные доктрины без исключения, равно как и древние доктрины Запада, утверждают превосходство умозрения над действием, превосходство того, что неизменно, над тем, что подвержено изменению. Действие, будучи преходящей и временной модификацией бытия, не может нести в самом себе свой принцип и свою собственную причину. Если же оно вообще не зависит ни от какого принципа, выходящего за пределы этой обусловленной сферы, то оно является лишь чистой иллюзией… Представители традиционного Запада, в частности, Запада античного (к примеру, Аристотель) утверждали, что должен существовать «недвижимый двигатель» всех вещей. «Недвижимым двигателем» всякого действия является знание. Действие полностью принадлежит к миру изменения и «становления». Только знание позволяет выйти за рамки ограниченности этого мира, и когда оно становится знанием чисто метафизическим, знанием самого Принципа, оно становится неизменным. Именно это упускают из виду современные люди: они не признают ничего кроме чисто рассудочного, дискурсивного знания, которое, будучи лишь «отраженным знанием», является косвенным и несовершенным. Но и это низшее знание они ценят все меньше и меньше и лишь в той степени, в какой оно способно служить осуществлению какой-то непосредственной практической цели. Полностью захваченные действием, вплоть до заведомого отрицания всего, что выходит за его пределы, современные люди не замечают, как вырождается само это действие, превращаясь, за недостатком принципа, в тщетную и пустую суету».

Так проявляется раскол между Западом – цивилизацией анализа и действия, и Востоком – цивилизацией созерцания и синтеза.

Учет фактора принадлежности к той или иной цивилизации при работе с информацией – вещь немаловажная. Основные принципы, с нашей точки зрения, здесь можно выделить следующие:

  1. 1. Понимание и прогнозирование – требует учета особенностей цивилизационного подхода (цивилизация, народ, этнос);
  2. 2. Явление глобализации – ключевое в понимании тенденций развития мира и подходов в работе с информацией.
  3. 3. Глобализация и Интернет ускоряют и увеличивают информационные потоки, что постепенно стирает цивилизационные различия.
  4. 4. Возрастает фактор информационных войн, манипуляции сознанием, пропаганды, рекламы. Это активно используется западниками с целью продвижения своей культуры;
  5. 5. В результате расширения цивилизации Запада прочие народы страдают от смешения национальных культур с глобальными универсалиями. Такое явление получило название псевдоморфоз (Освальд Шпенглер) – явление, привнесенное из минералогии в социологию, которое означает искажение структуры кристаллов (которые растут многие столетия) под влиянием высоких температур, что буквально превращает их в уродство. Тоже происходит и с обществом, когда на него оказывает влияние другая, более агрессивная культура (в нашем случае Запад).

Так, Запад медленно, но верно вбирает в себя все без исключения другие цивилизации. Языком международного общения закрепился английский. Принципы рыночного либерализма признаются на самом высоком международном уровне, как и демократия, которая зачастую обеспечивается внешним военным вмешательством. Мировая кинокультура сильно подвержена влиянию американского Голливуда. Действие становится во главу угла. Глобализация же все больше рассматривается как закономерность и неизбежность, а не проект, где выгодоприобретателем выступает Запад – агрессивная цивилизация Моря.

Но таково видение картины мира глазами западного человека или глазами западных СМИ. Выход из казалось бы тупиковой и неизбежной ситуации заключается в постепенном формировании многополярного мира. Запад, несмотря на свое видимое превосходство, все равно постепенно сдает свои позиции. Особенно это заметно в сфере экономики, где с наступлением глобального финансово-экономического кризиса (с 2008 года) стала четко проявляться тенденция к глобальной регионализации – по торгово-экономическому и валютному принципу. Следом идет и политическая динамика – голос развивающегося мира все сильнее звучит, например, на полях саммита «Группы двадцати» (G20). Кризис политики европейского мультикультурализма дает понять о своей преждевременности. Словом – будущее за культурами мультиполярного мира, а не «единством всего» глобализации Запада.   

 

Федор Смирнов, Центр мир-системных исследований, 2013 год



Опубликовано: 17 ноября 2013

Рубрика: Исследования

Ваш отзыв