Навигация

Перейти на главнуюПерейти на форум

35. Деконструкция мировой финансово-экономической архитектуры. Часть 4.1 Кризисогенность мирового развития – некоторые заметки на полях Глобального Кризиса

Что такое кризис? Ответу на этот вопрос посвящены тысячи публикаций. Однако его природа до сих пор мало изучена. Влияние же на мир колоссально – кризис буквально пронизывает нашу повседневность. Спектр его ударов очень широк. В статье представлен ряд ключевых особенностей кризисогенности мирового развития в контексте работы автора по деконструкции мировой финансово-экономической архитектуры.

Данная часть будет посещена изучению кризиса – его принципов, генезиса. В первой статье мы сосредоточимся на основных тенденциях кризисогенности мирового развития. Вторая и третья статьи будут посвящены генезису финансово-экономических кризисов и причинам глобального финансово-экономического кризиса, начавшегося в 2007 – 2008 годах и продолжающегося вопреки распространенному мнению большинства экспертов – по настоящее время.

Кратко приведем основные тезисы исследования.

– кризис дает развитие;

– кризис – в подавляющем большинстве случаев дело рук человека и только человека;

– кризисов становится больше из-за роста населения, усложнения социальной, политической, технологической обстановки;

– кризисы накладываются друг на друга – достигается эффект синергии. До недавнего времени такого не было;

– кризис – явление преимущественно западного мира;

– самый большой кризис, который затронет всех, человечество будет стремиться избежать, во что бы то ни стало.

 

Мир, в котором мы живем, постоянно претерпевает изменения. Его глобальная структура под давлением колоссального количества факторов должна в обозримом будущем принять новую, пока трудноуловимую форму. Пространство и время постоянно детализируются и сжимаются. События ускоряются, за счет чего в их природу встраиваются или врастают кризисные элементы.

Мы подходим к периоду хаоса, когда в беспрерывной цепочке мировых событий человек перестает видеть, и вообще искать, причинно-следственные связи. Человек как бы отдается на волю судьбе, перестает задумываться, а если и делает это, то его попытки не отличаются сильной глубиной. Все это уже совершенно очевидно проявляется в чреде кризисов. Кризисы накладываются друг на друга, множатся, меняют реальность. Под их влиянием меняется сам человек – архитектор кризиса.

 

Что такое кризис?

Кризис (др.-греч. κρίσις – решение, поворотный пункт) – переворот, пора переходного состояния, перелом, состояние, при котором существующие средства достижения целей становятся неадекватными, в результате чего возникают непредсказуемые ситуации и проблемы. Кризис проявляет скрытые конфликты и диспропорции. Яркий пример кризиса – революция.

Греческое κρίσις происходит от глагола κρίων, означающего «определять, выбирать», который прочно вошел в античную судебную практику и обозначал все действия судебного процесса: обвинение, ведение судебного процесса, состязание сторон, а также вынесение приговора, при этом сохраняя общее значение «ведения дела в суде». Затем κρίσις приобретает и несколько новых значений: исход (битвы), спор, состязание, толкование (сна). Негативного смысла в термине практически не отмечается.

Кризис – это всегда накопление критической массы с ее переходом в качественно иное состояние.

Кризис – это очищение, преображение системы.

Однако сегодня кризис приобретает новые смысловые очертания. Происходящие повсеместно резкие социальные трансформации приводят к разрушению традиций («Арабская весна») и мысли о бессмысленности бытия. Это потворствует эсхатологическим настроениям, мыслям о конце света. Глубокое философское толкование кризиса приводит к мысли о «ничто». «Ничто ничтожит» – как выражался немецкий философ Мартин Хайдеггер [1,2,3]. И этим все сказано.

 

Что такое Глобальный Кризис

Глобальный кризис – это совокупность наложенных друг на друга кризисов. Вот, например, какие происходящие сегодня (2014) кризисы мы смогли собрать воедино:

– экономический (глобальный финансово-экономический кризис);

– политический («Арабская весна», войны, революции и протестные движения – Сирия, Иран, Афганистан, Украина);

– информационный (перенасыщение мирового информационного пространства данными при громадном количестве информационного мусора);

– морально-этический (девальвация языка при доминирующей роли английского языка – как языка оптимального для несложных спекулятивных операций, вседозволенность, примат развлечения и многое другое);

– гендерный (возведение возможности смены пола в норму, однополые браки);

 духовный (давление либерализма, как «свободы от», вседозволенность, извращение веры и искажение религиозных учений, «смерть Бога» устами Ницше и его последователей и т.д.);

– религиозный (множественность квазирелигиозных учений зачастую со странными целями, утрата смысла таинств при их замещении неосмысляемыми обрядами);

– образовательный (катастрофическая узкопрофильность, утрата фундаментального образования, поверхностность, утрата творческого начала, девальвация критичности мышления);

– философский (тупик развития философской мысли, материализм, постмодернизм – резкая необходимость Второго Начала по М.Хайдеггеру [2]);

– кризис самого человека – разрушение его первозданной природы под влиянием всего вышеперечисленного.

При этом очень важно подчеркнуть, что все приведенные выше кризисы происходят одновременноони достигают все вместе эффекта синергии и вырабатывают определенное воздействие на мир, меняя его.

Сегодня человечество переживает качественную трансформацию, которая, вероятно продлится еще не одно десятилетие. И, несмотря на закрепившуюся закономерность, что из любого кризиса его субъект выходит обновленным и более совершенным, мы не можем утверждать, что из этой глобальной трансформации мы выйдем качественно более совершенными, окрепшими, преобразованными.

Важно также подчеркнуть, что текущий момент времени характеризуется накапливанием количества и изменением качества кризисов. Вот, например, Давосский экономический форум (www.weforum.org) ежегодно публикует доклад «Global Risks Report», где приводит ключевые риски развитию человечества [4, p.13]. Из года в год их количество растет. В докладе на 2014 год давосские эксперты зафиксировали уже 31 риск мировому развитию.

 

экономические

Фискальные кризисы   в ключевых экономиках
Сбой в   ключевых финансовых механизмах или институтах
Кризис ликвидности
Структурно   высокая безработица или неполная занятость
Резкое   снижение или рост цен на нефть
Сбои в работе   системно значимой инфраструктуры
Снижение роли   доллара как главной мировой валюты

природные

Возникновение   экстремальных погодных проявлений – наводнений, штормов, пожаров и др.
Возникновение   экстремальных природных проявлений – землетрясений, цунами, извержений   вулканов, геомагнитных штормов и др.
Бедствия,   вызванные действиями людей – разливы нефти, ядерные катастрофы и др.
Кризис   экосистемы и массовое вымирание редких видов живых организмов
Кризис   дефицита воды
Кризис,   связанный с глобальным потеплением и изменением климата

геополитические

Кризис   глобального управления
Политический   кризис в странах высокой геополитической значимости
Рост коррупции
Сильный рост   организованной преступности и нелегальной торговли
Масштабные   террористические атаки
Производство и   развитие оружия массового поражения
Жестокие   межгосударственные конфликты с региональными последствиями
Эскалация   конфликтов, связанных с национализацией ресурсов или иных экономических   объектов

социальные

Продовольственный   кризис
Пандемии
Неконтролируемые   смерти в результате хронических заболеваний
Существенное   расслоение в доходах граждан
Устойчивые к   антибиотикам бактерии
Неуправляемая   урбанизация (например, нежизнеспособная инфраструктура и снабженческие   цепочки)
Сильная политическая   и социальная нестабильность

технологические

Сбои в   критически важной информационной инфраструктуре и интернет/внутренних сетях
Рост числа   кибер-атак
Массированная   утечка информации

Таблица 1. Глобальные риски 2014.

 

Примечательно, но когда появилось ядерное оружие, его сразу же записали в класс оружия, принципиально отличного от всего того, что человечество когда-либо знало. Произошло историческое событие, поменявшее ход развития нашей жизни.

Глобальный Кризис – как одновременное сочетание всего вышеперечисленного, но при постоянном и планомерном накоплении критической массы – с нашей точки зрения вполне можно сравнить с эффектом появления и/или взрыва ядерной бомбы. Ядерного взрыва боятся все – потому как все хорошо представляют, чем это может обернуться. Глобальный Кризис же – пока элемент теневого развития мира. До накопления определенной критической массы, человечество будет относиться к нему спокойно. Когда будет поздно – может быть поздно.

Теперь приведем ряд тезисов, с нашей точки зрения, характеризующих кризисогенность мирового развития.

 

Тезис 1. Человек – архитектор кризиса

В основе природы кризиса стоит человек. Он субъект, он делатель, он провокатор. И если раньше кризисов было меньше, то теперь кризис прочно вошел в нашу жизнь. Меняется сам человек, его природа, мышление, особенности развития.

Большую роль играет растущий фактор всеобщей взаимозависимости – в области экономики, политики, технологий, коммуникаций.

На это накладывается громадная численность населения земли – более 7 млрд человек, притом, что ежегодно рождается еще порядка 100 млн.

Информацию создают люди.

Волатильность и финансовые пузыри в погоне за деньгами создают люди.

Политический хаос, смену режимов, революции – создают люди.

Техногенные катастрофы, своим потребительским отношением к природе, – также создают люди.

Просто, сетуя на кризис, страдая от кризиса – мы забываем, что это мы его создаем.

 

Тезис 2. Кризис – основа развития

Однако если посмотреть с другой стороны, что нам дает кризис? Благодаря кризисам человечеству не приходится скучать. Будь то война, стихийное бедствие, социальное потрясение или что-то еще – все это сопровождается вызовом, который заставляет общество сосредотачивать свои силы, совершая скачек в развитии – как ответ на этот вызов. При этом концентрация энергии общества достигает максимума, своего предела, экстремума, высшей точки напряжения и только в этом случае – общество способно справиться с проблемой. Только через страх смерти, страх быть уничтоженным достигается качественный энергетический скачек навстречу решению наисложнейшей задачи. И в этом фундаментальный принцип развития социального мироустройства.

В состоянии покоя ничего бы не происходило, потому, как и так хорошо, зачем что-либо делать вообще.

Миру нужны дисбалансы, кризисы – отсутствующее состояние покоя. Все это дает постоянное развитие.

Отсюда же наличие в мире постоянного большого количества дисбалансов. Мир-система не может быть окончательно сбалансирована, гармонизирована. Иначе она также прекратит свое развитие. Состояние покоя превращает в «ничто», испепеляет. Это как кардиограмма, пока сердце бьется – есть жизнь.

 

Тезис 3. В основе усиления кризиса – постоянство усложнения, детализации и ускорения мирового развития

Происходящее на наших глазах усложнение мир-системы – повышение количества элементов в мире, повышение неустойчивости, расширение процесса глобальной трансформации – ставит на повестку дня постоянство кризисогенности. Это перманентный вызов для людей, необходимый, при первом приближении, для того, чтобы повысить наш общий интеллектуальный уровень и способность отвечать на новые вызовы, на их синергию. Вероятно, так может сформироваться новое поколение людей, способных решать принципиально более сложные задачи.

Текущий кризис – гораздо более глубокий и сложный механизм развития цивилизаций, это кризис развития, в том числе экономического, всего мультиполярного мира. Однако этот вопрос заслуживает отдельного разъяснения, затрагивающего процесс влияния Запада на весь остальной мир [5,6,7]. Частично мы зафиксировали это в тезисе №4.

То, что происходит сегодня на финансовых рынках, совершенно объективно отражает то, что творится в сознании западного человека. Схематично можно сказать, что в его физиологии заложен Логос (от др. греч. λόγος – мысль, намерение, от греч. – слово), то есть такая характеристика сознания, которая отвечает за далекую от области мифа – рациональность. В том, что говорит и делает западный человек, будь то американец или европеец, всегда должна прослеживаться логика и должно содержаться действие. Однако то, что происходит сегодня, невозможно отнести к регистру Логоса.

Хаос (от др. греч. χάος – раскрываться, разверзаться, зиять пастью) – самый древний. Из него родился порядок. И если в Логосе все предрешено и познано, относится к настоящему – материальному. То в хаосе обязательно есть что-то Новое, что изменяет порядок, ломает его привычные конструкции, причем сначала не спеша, потом сильнее, заканчивая начатое катастрофой [8,9].

Попробуем зафиксировать некоторые причины/процессы эры финансового хаоса или кризисогенности западного развития.

– усложнение глобальной западной миросистемы, то есть перенасыщение ее различными элементами. Когда система достигает своих пределов, она распадается, будь то обычный карточный домик или целая цивилизация [10,11,12]. Колоссальные масштабы нынешней финансовой системы усиливаются многократно отношением создающих ее людей к деньгам (время золотого тельца [13,14,15,16]).

– материализация ментального пространства, которая усиливается материалистическим отношением западного человека буквально ко всему. Это происходит из-за «смерти Бога» в сознании западного человека – начиная с Ницше («Бог мертв, мы убили его, вы и я») [17]. Ответственность перед Богом замещается ответственностью перед своей совестью, которую, в свою очередь, вместе с моральными устоями разъедает либерализм – или свобода от…  (чего угодно). Отсюда и катастрофическое падение морали.

– предпочтение западным человеком действия созерцанию, о чем писал еще в начале прошлого века французский философ Рене Генон [18].

– нынешняя концентрация внимания на развлечении не оставляет места рефлексии. Ведь, когда сознание чрезмерно занято созерцанием красочности спектакля, который проявляется уже буквально во всем, мыслительный процесс застревает в обыденном, повседневном, тогда как для фундаментальных вещей времени не остается [19,20]. Здесь же и кризис образования, когда во главу угла ставится «штамповка» узкопрофильных специалистов, не обладающих целостным системным видением картины мира.

– культ потребления. Люди мыслят себя в окружающих их предметах потребления, находят свою душу, например, в автомобиле или квартире… Жизнь индивида, его внутреннее Я, формируется и даже форматируется окружающими его вещами и жаждой их накопления [21].

– обилие информационных потоков приводит к деформации социальных установок, морали, деградации личности. Так, в 2012 году, объем созданной цифровой информации превысит 1000 экзабайт, а это в 18 млн раз больше чем все книги, написанные за всю историю человечества. Под давлением массива зачастую ненужной информации происходит трансформация человеческого сознания, и, как в том анекдоте, переставая за деревьями видеть лес, мы пытаемся справиться с проблемой, проводя спектральный анализ листьев.

Таким образом, все приведенные причины/процессы имеют западную природу.

 

Тезис 4. Глобальный Кризис приходит с Запада

Получается, что все кризисы исходят с Запада, а их влияние на мир посредством глобализации – потрясает воображение.

Однако трансформационные процессы в поведении и сознании западного человека начали происходить задолго до глобализации. Рене Генон еще в 1927 г. в своем труде «Кризис современного мира» обозначил то, что затем получило дальнейшее развитие благодаря технологиям. Он писал следующее: «Одной из самых подозрительных особенностей современного мира является потребность в нескончаемой деятельности, в бесконечных изменениях, в погоне за скоростями, в стремлении поспеть за все убыстряющимся ритмом разворачивающихся событий. Это – количественное рассеяние во множественности, которая более не объединена никаким осознанием высшего принципа. В повседневной жизни, равно как и в научных идеях, мы повсюду видим анализ, доведенный до предела, анализ в этимологическом смысле этого слова, то есть разделение, разложение, бесконечную дезинтеграцию человеческой деятельности во всех ее разновидностях. Эта неспособность западного человека к синтезу и концентрации является в глазах людей Востока чертой шокирующей. Это – естественный и логический результат все возрастающего материализма, так как сама материя есть множественность и разделение. И вот почему все проистекающее из сферы материи, может породить лишь ссоры и конфликты между различными народами или личностями. Чем глубже нисхождение в материю, тем больше и сильнее противоречия. С другой стороны, чем выше подъем к чистой духовности, тем ближе к единству, которое может быть полностью реализовано только в знании универсальных принципов» [18, с.41].

«Все восточные доктрины без исключения, равно как и древние доктрины Запада, утверждают превосходство умозрения над действием, превосходство того, что неизменно, над тем, что подвержено изменению. Действие, будучи преходящей и временной модификацией бытия, не может нести в самом себе свой принцип и свою собственную причину. Если же оно вообще не зависит ни от какого принципа, выходящего за пределы этой обусловленной сферы, то оно является лишь чистой иллюзией… Представители традиционного Запада, в частности, Запада античного (к примеру, Аристотель) утверждали, что должен существовать «недвижимый двигатель» всех вещей. «Недвижимым двигателем» всякого действия является знание. Действие полностью принадлежит к миру изменения и «становления». Только знание позволяет выйти за рамки ограниченности этого мира, и когда оно становится знанием чисто метафизическим, знанием самого Принципа, оно становится неизменным. Именно это упускают из виду современные люди: они не признают ничего кроме чисто рассудочного, дискурсивного знания, которое, будучи лишь «отраженным знанием», является косвенным и несовершенным. Но и это низшее знание они ценят все меньше и меньше и лишь в той степени, в какой оно способно служить осуществлению какой-то непосредственной практической цели. Полностью захваченные действием, вплоть до заведомого отрицания всего, что выходит за его пределы, современные люди не замечают, как вырождается само это действие, превращаясь, за недостатком принципа, в тщетную и пустую суету» [18, с.40-41].

 

Тезис 5. Кризисы стали происходить чаще

Согласно исследованию экспертов Центра проблемного анализа и государственно-управленческого проектирования «Политическое измерение мировых финансовых кризисов. Феноменология, теория, устранение» (2012) [22, с.55], финансово-экономические кризисы стали происходить все чаще.

                       2014.10.26_12.56.10.201

Рисунок 1. Гребенка значимых финансово-экономических кризисов.

И это без учета фактора всех перечисленных нами выше типов кризисов, которые также стали и происходить, и проявляться чаще, чем это было до недавнего времени.

 2014.10.26_12.56.56.236

Рисунок 2. Единый на протяжении истории кризисов убывающий тренд межкризисных интервалов (мировая экономика) [22, с.56]

 

Отметим, что главным провокатором кризисов в мире на сегодняшний день выступают США. Так, с момента принятия Конституции 1789 г. и до конца ХХ века не было почти ни одного года, чтобы США не предпринимали военных акций за рубежом. Из 235 таких событий (включая мелкие, в том числе приграничные, конфликты) 25-30 можно отнести к полномасштабным войнам.

 2014.11.2_20.6.14.164

 

Рисунок 3. Ежегодное количество войн и военных конфликтов [22, с.93].

 

Тезис 6. Кризисами можно управлять

В том же исследовании Центра проблемного анализа и государственно-управленческого проектирования авторы подчеркивают, что инструментарий «crisis management» широко используется в международной политике против целых стран и регионов, являющихся политическими (геополитическими) и экономическими конкурентами [22, с.73-74]. Даже НАТО имеет свой Экономический директорат, изучающий, в числе прочего, процессы экономических преобразований в России и в странах Центральной и Восточной Европы [23].

Система управления кризисами работает на основе нескольких уровней организаций. Во-первых, это организации стратегического планирования и оперативного анализа (think tanks), такие как «RAND corporation», «Brookings Institution», Центр стратегических и международных исследований при Джорджтаунском университете (см. часть 2 деконструкции МФЭА). Во-вторых, это спецслужбы, которые при необходимости участвуют в спецоперациях, в том числе и вооруженных. В-третьих, это вооруженные силы ряда государств (прежде всего США и Великобритании) или целые организации коллективной обороны (НАТО).

Здесь же можно отметить и организацию всевозможных «оранжевых» сценариев, использование кризисных технологий.

Всевозможные кризисы находятся в центре внимания подавляющего большинства крупных западных изданий и каналов, таких как «The Wall Street Journal», «The Economist», «Financial Times», BBC, CNN и т.д.

 

Тезис 7. Кризис как глобальная провокация

Текущие события – возобновление холодной войны, санкционная война Запада против России – очень важный фундаментальный период мирового развития.

Если в период существования СССР мир был двуполярным, и глобальное развитие обеспечивалось противостоянием двух гигантов, в 90-е и 2000-е главным врагом человечества сделали терроризм, то теперь западникам опять стало скучно жить. Однако теперь вырисовывается не двуполярная модель, а мультиполярная с очень сильным центром в лице США. С другой стороны – только набирающая силу модель БРИКС.

Благодаря механизму санкций обеспечивается институционализация кризисной провокации. Санкции становятся новым постоянным инструментом, применяемым в открытую – по всем канонам «развитого западного демократического общества».

Помимо этого в мышлении западного человека происходит утверждение элемента войны – благодаря неустанной работе СМИ, построенным на насилии голливудским фильмам. Меняется даже семантика английского языка – в лексиконе становится все больше разнообразных слов, описывающих войны, насилие, кризисы, беды…

Вот, кстати, пример только финансово-экономической кризисной лексики: мании… безумные спекуляции… слепая страсть… финансовые оргии… неистовство… лихорадочные спекуляции… эпидемическое желание быстрого обогащения… принятие желаемого за действительное… зараженные инвесторы… действовать с закрытыми глазами… люди без ушей, чтобы услышать, и без глаз,
чтобы увидеть… инвесторы, живущие в раю для дураков… чрезмерная уверенность… чрезмерная спекуляция… чрезмерная торговля… чрезмерный аппетит… помешательство… сумасшедшее стремление к расширению
[24, с.77].

Когда кризис становится неотъемлемым элементом жизни, он перестает быть кризисом. Жизнь и кризис срастаются воедино, давая нечто уже совсем иное. «Если долго смотреть в пропасть – сам становишься пропастью» – говорил Фридрих Ницше.

 

Тезис 8. Виртуальная глобализация – поле для мультипликации кризиса

Сегодня на западе активно развивается сфера виртуальной реальности. Компьютерные технологии позволяют человеку выйти за рамки допустимого обществом, а также реальным миром.

Путь в будущее по лекалам западного мышления и череды кризисов – путь в виртуальную реальность, иное пространство, открывающее безграничные возможности, однако ведущее в никуда. Можно предположить, что кроме мультипликации деструктивных особенностей западного мышления, которые и так приводят ко всем этим кризисам, виртуальный мир вряд ли даст что-то прорывное, способное изменить нас к лучшему.

Скорее наоборот, виртуальность погубит Запад. Подобно Риму, погрязнув в развлечении, Запад потеряет бдительность и будет поглощен динамично развивающимся мультиполярным миром.

Когда человек будет надевать шлем виртуальной реальности или к нему будут подключать всевозможные датчики, имитирующие чувства, и он будет уходить в мир грез – такое состояние будет подобно наркотику – общедоступному и чрезвычайно массовому. Люди уйдут в вымышленный мир, забыв про настоящий.

Последствия такого развития трудно прогнозируемы.

Говоря о финансах, накопление критической массы рисков уже сейчас происходит в области биржевых производных финансовых инструментах, где объемы операций превышают квадриллионы долларов [25], притом, что реальных поставок и активов за этими гигантскими оборотами – лишь небольшие проценты. Все это лишь виртуальные спекулятивные рынки, преследующие целью лишь одно – максимизацию прибыли любой ценой.

И это тоже элемент виртуального мира – мира вымышленного, не существующего, однако в перспективе способного занять чуть ли не центральное место в нашей жизни. Каковы будут последствия такого развития – задача для психологии.

 

Тезис 9. Кризис – эпоха современного развития

Если кризис – это разбалансировка системы, ее неустойчивое развитие, грозящее сорваться вообще куда-то вниз, то для его решения нужна максимальная воля, сосредоточение энергии.

Мы постоянно провоцируем все то, что нас окружает на совершение кризиса. В основе такого поведения лежит либерализм. Достаточно вспомнить цитату из книги Рене Генона «Кризис западного мира».

С другой стороны, кризисы в перспективе должны нас укрепить, сделать устойчивыми к сложным ситуациям.

Динамика современного развития позволяет прогнозировать десятилетия кризисного развития. Это будет происходить как внутри западной финансово-экономической и культурной архитектуры, так и в т.н. развивающемся мире – не западном мире. Возможны и столкновения между этими двумя цивилизационными полюсами – о  чем писал американский геополитик Самуил Хантингтон в книге «Столкновение цивилизаций». Тогда мультиполярный мир будет расколот кризисным противостоянием. В любом случае развитие мира в XXI веке будет пропитано кризисами. Только в этом случае глобальная трансформация мира будет успешной.

Еще раз зададимся вопросом, в чем состоит метафизика кризиса?

Кризис – это нарушение целостности структуры, резкий разрыв связей, мутация, резкая волатильность с перспективой перехода в затухающую эволюцию. Кризис – это возмущение системы. Кризис – это путь в новую, качественно иную динамику развития процесса. Кризис – это тот самый Принцип, на котором строится мировое развитие с уклоном вверх, в сторону усложнения и улучшения.

То есть, для того, чтобы было создано что-то новое, качественно иное, лучшее, сначала должны образоваться обломки, пепел, разрушение.

Человек – как деятель, окруженный мощной динамикой огромного количества различных процессов, не успевает с ними справляться, тем самым создавая большое количество кризисов. Эти кризисы, достигая синергии, продолжают менять мир и самого человека. На этот процесс накладывается фактор роста числа человечества.

Таков материалистический подход к проблеме кризиса.

Если взять духовную сферу, то кризис – это плата человека за грехи. И чем больше кризисов, тем дальше человечество отходит от Бога, приближаясь к темному царству.

Здесь интересно исследование профессора А.Г.Дугина «В поисках темного логоса» [26], где он, исследуя западную философию, приходит к выводу о приближении Запада не только к темному, но к черному логосу – логосу Диониса, бога безумия и хаоса – последнего бога Западного мира. Такое развитие событий не может не ужасать. Это прямой путь в бездну, в никуда, в ничто. А философия всегда точно показывала, что у народов, даже цивилизаций, на уме – каков их путь развития, путь развития их мышления.

Какова же тогда роль Запада в становлении глобального мультиполярного мироустройства? Получается, что Запад со свойственным ему мышлением преобразователя [27,28,29,30], агрессивной наступательностью, провоцирующей кризисы и войны – необходим миру, чтобы давать ему развитие, даже, зачастую, ценой жизней целых этносов и народов.

Если учитывать тот факт, что Запад имеет колоссальное влияние на весь мир, то его мышление – провокация кризисного развития – толкает всех в эту черную дыру, приближая весь мир к огромному заключительному кризису.

Может быть, так мы должны будем очиститься от всего того, что мы сделали плохого. Будет это второй Всемирный Потоп, Апокалипсис или мировая ядерная война – в принципе не так важно. Важно то, что мы не должны этого допустить. И в процессе недопущения – преобразоваться соответствующе.

 

Федор Смирнов, Центр мир-системных исследований

Опубликовано в Журнале Новый Университет Серия: Актуальные проблемы гуманитарных и общественных наук. 2015. №1

 

Список используемых источников

  1. 1. Дугин А. Мартин Хайдеггер: возможность русской философии. – М.: Академический Проект; Гаудеамус, 2011;
  2. 2. Дугин А. Мартин Хайдеггер: философия другого Начала. – М.: Академический Проект; Фонд «Мир», 2010. – 389 с.;
  3. 3. Дугин А. Мартин Хайдеггер. Последний Бог. – М.: Академический Проект, 2014. – 846 с.;
  4. 4. Global Risks Report 2014, p.13 // http://www.weforum.org/reports/global-risks-2014-report
  5. 5. Хантингтон С. Столкновение цивилизаций, АСТ, 2007 – 576 с.;
  6. 6. Шпенглер О. Закат Западного мира: Очерки морфологии мировой истории: В 2т. – М.: Академический проект, 2009;
  7. 7. Дугин А. Археомодерн, М., Арктогея, 2011 – 142 с.;
  8. 8. Ласло Э. Точка хаоса. Скрытые возможности кризиса. СПб., 2011.;
  9. 9. Mann S. Chaos Theory and Strategic Thought. 1992;
  10. 10. Делягин М. Драйв человечества. Глобализация и мировой кризис. М., 2008;
  11. 11. Делягин М. МИРОВОЙ КРИЗИС: Общая Теория Глобализации. М., 2003;
  12. 12. Делягин М., Шеянов В. Мир наизнанку. Чем закончится экономический кризис для России? М., 2009;
  13. 13. Катасонов В. О проценте: ссудном, подсудном, безрассудном. Хрестоматия современных проблем “денежной цивилизации”. Кн. 1. Изд. дополн. М.: НИИ школьных технологий, 2012. – 304 с.;
  14. 14. Катасонов В. О проценте: ссудном, подсудном, безрассудном. Хрестоматия современных проблем “денежной цивилизации”. Кн. 2. М.: НИИ школьных технологий, 2011. – 240 с.;
  15. 15. Катасонов В. Капитализм. История и идеология «денежной цивилизации». – М.: Институт русской цивилизации, 2013. – 1072 с.;
  16. 16. Катасонов В. Религия денег. Духовно-религиозные основы капитализма. – М.: Кислород, 2013. – 408 с.;
  17. 17. Ницше Ф. Так говорил Заратустра. М., 2006;
  18. 18. Генон Р. Кризис современного мира. М., 1991;
  19. 19. Тейлор Э. Программирование разума: от манипуляции и промывания мозгов к расширению возможностей и внутренней свободе. М., 2010;
  20. 20. Матвейчев О. Уши машут ослом. Сумма политтехнологий. М., 2010;
  21. 21. Бодрийяр Ж. Общество потребления. Его мифы и структуры. М., 2006;
  22. 22. Якунин В.И., Сулакшин С.С., Аверкова Н.А. и др. Политическое измерение мировых финансовых кризисов. Феноменология, теория, устранение. – М.: Научный эксперт, 2012. – 632 с.;
  23. 23. http://www.nato.int/cps/en/natohq/structure.htm
  24. 24. Киндлбергер Ч., Алибер Р. Мировые финансовые кризисы. Мании, паники и крахи. – СПб.: Питер, 2010. – 544 с.;
  25. 25. BIS Quarterly Reviews 1995 – 2012 // http://www.bis.org/statistics/derstats.htm
  26. 26. Дугин А. В поисках темного Логоса. Философско-богословские очерки. – М.: Академический Проект, 2012. – 516 с.;
  27. 27. Веллер, М. Энергоэволюционизм, М.: АСТ, 2011. – 544 с.;
  28. 28. Веллер, М. Психология энергоэволюционизма, М.: АСТ, 2011. – 416 с.;
  29. 29. Веллер, М. Социология энергоэволюционизма, М.: АСТ, 2011. – 416 с.;
  30. 30. Веллер, М. Эстетика энергоэволюционизма, М.: АСТ, 2011. – 384 с.


Опубликовано: 3 марта 2015

Рубрика: Глобальный кризис, Исследования, Россия и Мир

Ваш отзыв