Навигация

Перейти на главнуюПерейти на форум

12. Эра финансового хаоса — кризис цивилизации Запада

В статье делается попытка проанализировать причины наступления эры финансового хаоса, как проявления глубинного кризиса всей цивилизации западного мира. Глобальный финансово-экономический кризис наступил не только из-за финансовой виртуализации и возвеличивания денег как наивысшей ценности, но также благодаря ряду прочих системных особенностей Запада. Хедж-фонды, банки и прочие институты «делания денег», которые могут ввергнуть в хаос финансовые системы целых стран, укрепляют зависимость менее развитых в финансовом отношении стран от ключевых стран Запада. Однако усиленные кризисом геофинансовая регионализация и формирование экономических союзов среди развивающихся стран в перспективе должны обеспечить устойчивое развитие всей мировой экономики. Финансовый хаос, а также хаос западного мышления является промежуточным этапом на пути рождения совершенно другого мирового порядка.

Альберт Эйнштейн утверждал, что мы не в состоянии решить сложные задачи, встающие перед нами, оставаясь на том же уровне мышления, на котором находились в момент их возникновения. Проблемы, с которыми мы сталкиваемся сегодня, не могут быть решены на том уровне мышления, на котором они появились. Тем не менее, мы по-прежнему пытаемся это сделать.

Фундаментальным итогом развития мировой валютно-финансовой системы XX и начала XXI веков стал глобальный финансово-экономический кризис (ГФЭК), начавшийся на рубеже 2007-2008 гг. Однако текущий кризис – это кризис не только финансов и экономики. Текущий кризис – гораздо более глубокий и сложный механизм развития цивилизаций, который на сегодняшний день, несмотря на колоссальное количество написанной отечественной и зарубежной литературы, до конца пока не осознан. ГФЭК – это кризис экономического развития всей цивилизации западного мира.

Теневые процессы, происходящие сегодня на финансовых рынках, совершенно объективно отражают то, что творится в сознании современного среднестатистического западного человека. В его физиологии заложен Логос (от др. греч. λόγος – мысль, намерение, от греч. – слово), то есть такая характеристика сознания, которая отвечает за далекую от области мифа – рациональность. В том, что говорит и делает западный человек, будь то американец или европеец, всегда должна прослеживаться логика. Однако то, что происходит сегодня, невозможно отнести к регистру Логоса.

Хаос (от др. греч. χάος – раскрываться, разверзаться, зиять пастью) – самый древний. Из него родился порядок. И если в Логосе все предрешено и познано, относится к настоящему – материальному. То в хаосе обязательно есть что-то Новое, что изменяет порядок, ломает его привычные конструкции, причем сначала не спеша, потом сильнее, заканчивая начатое катастрофой. Все Новое приходит в зону порядка (Логоса) из хаоса.

Из этого логично вытекает наступление начала современной эры хаоса [1, 2] (ГФЭК, «арабская весна», череда «оранжевых революций» и смена режимов, водоворот информационных потоков и т.д. и т.п.) – это временное возвращение к истокам бытия с целью рождения Нового. Грядет новая система мироустройства, причем не только финансово-экономического.

Однако насколько убедительно следует говорить о наступлении такого небывалого до сегодняшних дней периода? Что стало причиной, и каковы были основные предпосылки наступления этого сложного и малопонятного нынешнего времени? Попытаемся выделить основное.

усложнение глобальной западной миросистемы, то есть перенасыщение ее различными элементами. Когда система достигает своих пределов, она распадается, будь то обычный карточный домик или целая цивилизация [3, 4]. Колоссальные масштабы нынешней финансовой системы усиливаются многократно отношением создающих ее людей к… деньгам.

- со смертью Бога в сознании западного человека – начиная с Ницше («Бог мертв, мы убили его, вы и я») [5], происходит материализация ментального пространства. Ответственность перед Богом замещается ответственностью перед своей совестью, которую, в свою очередь, вместе с моральными устоями разъедает либерализм – или свобода от… (чего угодно). Отсюда и катастрофическое падение морали.

предпочтение западным человеком действия созерцанию, о чем писал еще в начале прошлого века французский философ Рене Генон [6].

- нынешняя концентрация внимания на развлечении не оставляет места рефлексии. Ведь, когда сознание чрезмерно занято созерцанием красочности спектакля, который проявляется уже буквально во всем, мыслительный процесс застревает в обыденном, повседневном, тогда как для фундаментальных вещей времени не остается [7, 8]. Здесь же и кризис образования, когда во главу угла ставится “штамповка” узкопрофильных специалистов, не обладающих целостным системным видением картины мира.

культ потребления. Люди мыслят себя в окружающих их предметах потребления, находят свою душу, например, в автомобиле или квартире… Жизнь индивида, его внутреннее Я, формируется и даже форматируется окружающими его вещами и жаждой их накопления [9].

обилие информационных потоков приводит к деформации социальных установок, морали, деградации личности. Так, в текущем году, объем созданной цифровой информации превысит 1000 экзабайт, а это в 18 млн. раз больше чем все книги, написанные за всю историю человечества. Под давлением массива зачастую ненужной информации происходит трансформация человеческого сознания, и, как в том анекдоте, переставая за деревьями видеть лес, мы пытаемся справиться с проблемой, проводя спектральный анализ листьев.

Таким образом, согласно закону сохранения рисков произошло накопление критической массы подобных параметров, которая в настоящее время перерастает в то самое качество, которое из хаоса должно породить Новое.

Однако одним из спусковых крючков к переформатированию всей модели мироустройства стал именно финансово-экономический кризис. Чтобы сделать попытку понять то, как в совокупности работают обозначенные выше критерии, попробуем разобрать основные элементы, сформировавшие то, что мы имеем на сегодняшний день. К их числу, прежде всего, относится колоссальных размеров западная финансовая сфера, созданная особым материалистическим отношением к деньгам, как высшему благу, а также хедж-фондами и банками – основными проводниками западной финансовой мысли.

 

Виртуализация финансового мира

В августе 1971 года президент США Ричард Никсон объявил о полной отмене золотого обеспечения доллара. К этому времени (с 1944 года, когда доллар и британский фунт были объявлены мировыми валютами, обеспеченными золотом) долларовая масса уже значительно превышала золотые резервы и не могла быть ими обеспечена. Только Франция сумела получить с Америки в обмен на предъявление напечатанных долларов «корабль» золота, но на повторное требование ее и других стран в Соединенных штатах ответили отказом, что кардинально изменило всю финансовую картину мира второй половины двадцатого столетия [10].

С 70-х годов и по настоящее время долларовая масса, в том числе и наличная, стала расти по экспоненте. Примечательно, что статистику по денежному агрегату М3 (фактически широкая денежная база) ФРС США приводит только до марта 2006 года, после чего, со странной формулировкой «индикатор не играл никакой роли в монетарной политике на протяжении многих лет» («has not played a role in the monetary policy process for many years») прекращает публикацию данных. Параллельно с этим так называемым процессом насыщения ликвидностью финансовых рынков западной цивилизации постепенно стала разрастаться сфера производных финансовых инструментов – деривативов [11]. Имея своей целью изначально благие намерения, помогая диверсифицировать торговые риски, обеспечивать безопасное управление финансами, с конца 70-х, середины 80-х годов масштабы рынка деривативов начинают формировать самую настоящую виртуальную экономику – финансовый мир, который по мере своего роста стал все больше отдаляться от реальной экономики, жить своей самостоятельной жизнью. Таким образом, объем финансовой сферы, только биржевых деривативов, в период до начала ГФЭК достиг беспрецедентных размеров в 2,25 квадриллиона долларов [12] (2250 трлн. долларов, годовой оборот), и это при том, что мировой ВВП на своем историческом пике в 2008 году был равен 61 трлн. долларов (для примера в 1999 году ВВП составлял 35 трлн. долларов). Внебиржевые деривативы вообще никто не считает. Например, Bank for International Settlements дает оценку их годового оборота в диапазоне 550-700 трлн. долларов, однако, в действительности оборот может в разы превышать эти показатели.

1

Рис. 1. Оборот биржевых деривативов по регионам мира в 2005-2010 гг., в трлн. долл., рассчитано автором по данным Bank for International Settlements (http://www.bis.org)

2

Рис. 2. Объем внебиржевых деривативов в 2005-2010 гг. в трлн. долл., рассчитано автором по данным Bank for International Settlements (http://www.bis.org)

Вместе с усложнением всей системы западного мира происходит и усложнение финансовой сферы. Показательным здесь является заявление Джорджа Сороса о том, что он до кризиса якобы не знал что такое кредитные дефолтные свопы (CDS, credit default swap). А именно CDS, то есть страховки на случай невыполнения контракта, позволяющие банкам снижать планку требовательности к заемщикам, вместе с CDO (collateralized debt obligation) и «надули» американский ипотечный «пузырь», лопнувший в 2007 году и спровоцировавший крушение глобального карточного домика [13, 14].

Особое место в эволюции мировой валютно-финансовой системы занимают события декабря 1991 года. По мнению ряда исследователей, прекращение существования СССР отсрочило наступление ГФЭК [15, 16, 17]. Если проанализировать статистику мировой инфляции, которую дает МВФ, то именно с 1991 года по 1999-2000 наблюдается ее существенное падение, буквально в несколько раз. Это объясняется, в том числе значительным расширением пространства для обращения долларовой массы, а также открытием огромного рынка для “спихивания” своей продукции и устаревших технологий, что дало толчок западному технологическому обновлению.

 3

Рис. 3. Мировая инфляция в 1980-2014 гг., все страны мира, очищено от критических значений, расчет автора по данным МВФ (www.imf.gov). В результате распада СССР произошло расширение пространства для обращения американских долларов, что равномерно распределило общемировую валютную массу по евразийскому континенту и отсрочило ГФЭК

 Психология поклонения культу «золотого тельца»

Особое почетное место занимает либеральная психология действующих в этой финансовой системе участников. Это самая настоящая психология поклонения культу «золотого тельца», когда во главу угла ставятся только деньги. Если ты не умеешь “делать” много денег – ты лузер, не достойный ничего кроме презрения. Таким образом, метафизика денег играет в построении западной финансовой цивилизации (именно западной, потому что 70-80 процентов современных финансов приходятся на западный мир) основополагающую ментальную роль [18].

По мнению немецкого философа Освальда Шпенглера, деньги – это форма духовной энергии, в которой отыскивает концентрированное выражение воля к господству, политическая, социальная, техническая, умственная одаренность, страстное стремление к жизни высокого полета. «Всеобщее почтение к деньгам – единственный обнадеживающий факт нашей (их, прим. автора) цивилизации. Деньги и жизнь неразделимы… Деньги – это жизнь» [19, 245-303].

 

Мышление деньгами, порождает деньги

Деньги коренятся в глубинах сознания, в подсознании, да что и говорить, они уже давно пребывают на самом глубинном уровне – в сфере бессознательного. Именно в этом заключается смысл англосаксонской либеральной модели, которая и определяет всю мировую экономику. К западному человеку мышление деньгами приходит с развитием финансовой деятельности, заменяя мышление благами, и картина экономики постепенно сводится исключительно к количествам при отвлечении от качества, которое как раз и образует основу процветания. Материальный труд теряет в восприятии людей образ первоначальной необходимости, становится в глазах западного человека занятием его недостойным, но продолжает существовать под руководством финансов.

Несколько слов важно сказать про влияние национального характера – самый могущественный фактор в жизни народов, между тем как влияние ума в действительности очень слабо. Римляне времен упадка имели более утонченный ум, чем их грубые предки, но они потеряли прежние качества своего характера – настойчивость, энергию, непобедимое упорство, способность жертвовать собой для идеала, нерушимое уважение к законам, которые создали величие их предков. То, что мы повсеместно наблюдаем сейчас, происходящее с западной, преимущественно англосаксонской цивилизацией и всеми другими цивилизациями, подпавшими под их губительное влияние, имеет те же очертания. Народы гибнут по мере того, как черты их характера, составляющие основу их души, меняются в худшую сторону по мере того, как растут их цивилизации, как продолжается развитие.

«Для всех ушедших цивилизаций механизм разложения был одинаков, – пишет французский социальный психолог Гюстав Лебон. После того, как какой-нибудь народ достиг той ступени цивилизации и могущества, когда он … начинает наслаждаться благодеяниями мира и благосостояния, … его военные доблести постепенно теряются, излишество цивилизации развивает в нем новые потребности, растет эгоизм. Тогда соседние варвары и полуварвары, имея очень малые потребности и очень интенсивный идеал, совершают нашествие на слишком цивилизованный народ, уничтожая его, и на развалинах разрушенной цивилизации образуют новую» [20].

Так было всегда, и то, что происходит сейчас с Западным миром, не составляет исключения. Напротив, под влиянием глобализации, когда большие капиталы получают большие прибыли (когда богатые богатеют, а бедные беднеют), портится не одна цивилизация, а целая система цивилизаций, образующая основу современного многополярного мира.

 

О том, что вообще происходит или отталкиваясь от 2008 года…

Глобальный финансово-экономический кризис, а также текущее нарастание мировых кризисных процессов, являющееся своего рода «вторым дыханием» кризиса, запускают два фундаментальных, но пока слабо ощутимых процесса – дальнейшее преобразование финансового мышления в новую сверхсложную инновационную форму, а также глобальную геофинансовую регионализацию, то есть по своей сути формирование мультиполярного мироустройства.

Именно ГФЭК стал отправной точкой для смены финансово-экономической парадигмы, открывая новую промежуточную эру – эру финансового хаоса (что-то наподобие теории управляемого хаоса в военно-политической сфере), где набирают обороты уже иные, фактически нелинейные законы развития, а наработанные за предыдущее столетие экономические законы, которые продолжают применяться как бы “по накатанной колее”, перестают давать нужный результат [21, 22, 23]. Однако все же не отказываясь применять их на практике, основные игроки экономического и финансового мира встречают пока «не объяснимые» и «не решаемые» преграды [24]. ГФЭК открывает новое поле финансового структурирования – поле финансового хаоса, которое должно просуществовать до полноценного формирования региональных союзов, влекущих за собой стабилизацию мировой обстановки [25].

Вторым принципиальным моментом является процесс геофинансовой регионализации. К настоящему времени, несмотря на финансовую виртуализацию, достигнуты пределы развития американской, европейской, японской экономик. Им на смену выходит волна динамично развивающихся экономик (Китай, Индия, Латинская Америка и прочие). Дело в том, что ГФЭК – это, прежде всего кризис доверия, причем не только межбанковского, но и межправительственного. В условиях мировой нестабильности становится сподручнее и менее рискованно иметь торговые отношения с территориально близлежащим партнером. Таким образом, именно с наступлением ГФЭК и был запущен полноценный процесс формирования торгово-финансовых зон [26].

В качестве базовой модели регионального разделения можно взять на карте 12 «больших пространств», к числу которых относятся: Североамериканское или англосаксонское большое пространство (Канада, США, Великобритания, Австралия), Большое пространство центральной Америки (Мексика, Куба), Южноамериканское большое пространство (страны Южной Америки), Европа, Арабо-исламское большое пространство, Африка, Российско-Евразийское большое пространство, Центрально-исламское большое пространство, Индия, Китай, Япония и Тихоокеанское большое пространство [27, 28]. Для всех этих пространств характерно пока что использование основной мировой валюты – доллара. Однако кризис экономики США, а также кризис самого доллара все больше подталкивает стержневые страны этих больших пространств задумываться о запуске своей собственной региональной валюты. Так, в качестве своеобразного «вызова» долларовой системе в апреле 2011 года группой стран БРИКС было озвучено решение постепенно переходить в расчетах внутри блока на национальные валюты [29]. Так и Россия с Китаем, начиная с 2011 года, будут вести внешнеторговые расчеты в рублях и юанях.

4

Рис. 4. Карта больших пространств

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Хедж-фонды как основные проводники финансовой психологии Запада

Вместе с подобного рода эволюцией финансового мира еще большую актуальность, несмотря на попытки урегулировать данную сферу, приобретает индустрия хедж-фондов. Именно хедж-фондам отводится теневая роль значимых участников многих финансовых событий. И именно хедж-фонды являются ключевыми проводниками неолиберальной финансовой мысли Запада. Их уникальность состоит в совершенной неограниченности применения технологий по извлечению прибыли, хотя и в рамках действующего законодательства. Хедж-фонды в основном регистрируются в офшорных юрисдикциях. Причем львиная их доля (70-80 процентов) опять же зарегистрирована в американских и британских офшорных зонах [30].

Масштабная индустрия хедж-фондов (по итогам 2011 года объем активов в управлении должен превысить 2,5 трлн. долларов) в совокупности с их концентрацией на западных биржевых площадках и поиском инновационных кредитно-денежных инструментов, форм и методов управления капиталом способна оказывать существенное давление на финансовые системы целых стран.

 

Зависимость от финансовой системы Запада

Для иллюстрации зависимости отечественной банковской системы от банковской системы запада – европейской, американской и японской, приведем график кредитного взаимодействия – кредитной экспансии. Рассматривая кредитную экспансию, мы говорим, прежде всего, о кредитах, взятых отечественными банками у банков зарубежных, а затем использованных в отечественной финансовой системе.

Для расчета объемов денежных средств, проходящих по кредитным банковским счетам между отечественными банками и банками-нерезидентами, а также для того, чтобы оценить размер кредитного влияния на отечественную финансовую систему, нами был проведен анализ формы 0409101 «Оборотная ведомость по счетам бухгалтерского учета» по счетам 1 порядка – 313 «Кредиты, полученные кредитными организациями от кредитных организаций» и 314 «Кредиты, полученные от банков-нерезидентов».

5

Рис. 5. Динамика объемов кредитной экспансии по счетам 313 (межбанковское кредитование) и 314 (кредиты, привлеченные извне), в руб.

 Иллюстрация расчета говорит сама за себя. Предкризисные максимумы снова были превышены, что свидетельствует о еще большей, чем до наступления ГФЭК, зависимости отечественной банковской системы от зарубежной.

Среди последствий кредитной экспансии можно выделить инфляцию, подверженность финансовому влиянию Запада (усиление финансовой зависимости от финансовых ресурсов Запада), сложности с погашением задолженности, утечку капитала и вывод средств за границу (одни только проценты чего стоят), и в целом снижение темпов экономического роста [31].

 

Зеленые ростки мультиполярного мира

Оптимальной стратегией выхода из «тупиковой ситуации» является постепенное выравнивание западных гипертрофированных экономических парадигм за счет более сбалансированного, а не зависимого от Запада, развития мультикультурных экономических и мультивалютных союзов – страны Азии, страны мусульманского мира и Латинской Америки, пространство СНГ (Единое экономическое пространство), Африканский союз (то есть 12 больших пространств).

В целом процесс регионализации фактически был запущен с началом ГФЭК, однако, практически постоянная нестабильность на западных финансовых площадках оказывает разрушительное воздействие на формирование подобных союзов. В настоящее время наблюдается процесс смещения баланса сил в сторону динамично развивающегося мира. Но происходит ли это смещение в рамках действующей либеральной западной экономической парадигмы? Хотя сегодня такой тезис и начинает ставиться под сомнение, выкарабкаться из неолиберальной модели развития представляется титаническим трудом. Так, несмотря на практически перманентную нестабильность, основы финансового мира фактически остаются нетронутыми. Исходя из этого, даже формирование в перспективе полноценной мультивалютной мировой системы, но в рамках нынешнего уклада, представляет угрозу для всей системы цивилизаций.

Подобное возможно в силу простого набора характеристик, свойственных финансовому Западу – масштабы валютно-финансовой системы (квадриллионы долларов), опыт работы с финансами по своим же лекалам, специфическая финансовая психология (культ «золотого тельца») и многое другое.

Современная агония системы усиливается ее желанием сохранить себя как систему. И такое сопротивление будет только продолжать накапливать в себе риски.

В этой связи жизненно необходимым представляется укрепление заявленных интеграционных процессов в рамках Евразийского союза [32], создание единого экономического пространства и сокращение, либо диверсификация финансового взаимодействия с Западом, хотя бы в банковской сфере.

 

В ожидании рождения нового мироустройства

Разные авторы называют разные даты окончания глобального кризиса, но в среднем сходятся где-то на 2020 году. Однако речь идет только о финансово-экономическом кризисе, но не о разрешении кризиса Западной цивилизации. Какая участь уготована Западу – участь Карфагена, Рима или более позднего – Третьего Рейха? В любом случае, какой бы могущественной цивилизация не была, конец у всех один, и Соединенные штаты с Европой здесь вряд ли станут исключением.

Слово кризис в последние годы стало буквально ключевым. Однако самый настоящий кризис – это кризис сознания, который усиливается калейдоскопом понимания того, что происходит. То есть каждый имеет “как бы свою философию происходящего”, но за их множеством редко когда прорисовывается целостная картина. Так, кризис сознания порождает современное искусство, точнее то, что им называется; жестокость в играх, кинематографе и, главное, СМИ – также откладывает отпечаток на нашем мировосприятии; в целом мельчает западное творчество, будь то книги или музыка, которое также, работая на массы и деньги, устремилось в поисках “чего-то остренького”… И все реже и реже появляются отдельные островки действительно человеческого, доброго, творческого.

И при всех этих многочисленных кризисах Запад претендует на котел цивилизаций в своем лице [33]. Мультиполярный мир вынужден считаться всего лишь с одним полюсом и быть в его тени, пока тот корчится в предсмертной агонии.

В первой половине ХХ века творил один из самых фундаментальных завершающих философов, немец по происхождению – Мартин Хайдеггер (1889-1976). Он посвятил свою жизнь осмыслению всей западной философии за более чем 2500 летний период – от досократиков (Анаксагор, Гераклит, Парменид), а также Аристотеля и Платона, до поздних, «завершающих» философов – Декарта, Канта, Ницше и др. Западная философия видится Хайдеггером в форме циферблата часов, где дневному времени отводится период расцвета древней Греции. Однако все то, что происходило с западноевропейским мышлением позже, медленно, но верно погружалось в ночь, вплоть до Рене Декарта и Фридриха Ницше. Таким образом, западная философия стала “философией полночи”, полной непролазного мрака, в котором практически ничего не видно. Хайдеггер видел себя тем человеком, на плечи которого выпал тяжелый груз ответственности – помыслить причину ошибок прошлого и предложить новое, Второе Начало (Ereignis) [34, 35, 36].

Второе Начало воплощает в себе рождение не только нового мышления, сбалансированной системы цивилизаций с соответствующей новой финансово-экономической и политической парадигмой саморегуляции, новыми биоэнергетическими технологиями, но и совершенно новой философией, содержащей в себе то, на пути к чему современное мышление только пытается пробиться сквозь толщу схем и условностей.

Вполне возможно, что толчок для запуска Второго Начала придет со стороны одной из древнейших цивилизаций – китайской. Кстати, как раз к 2020 году Китай должен выйти на первое место по размерам ВВП, то есть, по сути, стать экономикой номер один в мире. Китайский дракон со свойственной ему психологией спокойно наблюдает за муками Запада и ждет своего часа, чтобы показать свою истинную силу. Так думает большинство, в то время как китайский дракон уже давно действует, распространяя свои сети по всему миру [37, 38]. Недаром древняя китайская мудрость гласит: воители древности становились невидимыми и выискивали уязвимые места своих врагов [39]. А уязвимым местом отныне становится вся цивилизация Запада.

 

Библиографический список

 

  1. 1. Ласло, Э. Точка хаоса. Скрытые возможности кризиса / Э. Ласло. – СПб., 2011.
  2. 2. Mann, S. Chaos Theory and Strategic Thought / S. Mann. – 1992.;
  3. 3. Делягин, М. Драйв человечества. Глобализация и мировой кризис / М. Делягин. – М., 2008.
  4. 4. Делягин, М. Мир наизнанку. Чем закончится экономический кризис для России? / М. Делягин, М. Шеянов. – М., 2009.
  5. 5. Ницше, Ф. Так говорил Заратустра / Ф. Ницше. – М., 2006.
  6. 6. Генон, Р. Кризис современного мира / Р. Генон. – М., 1991.
  7. 7. Тейлор, Э. Программирование разума: от манипуляции и промывания мозгов к расширению возможностей и внутренней свободе / Э. Тейлор. – М., 2010.
  8. 8. Матвейчев, О. Уши машут ослом. Сумма политтехнологий / О. Матвейчев. – М., 2010.
  9. 9. Бодрийяр, Ж. Общество потребления. Его мифы и структуры / Ж. Бодрийяр. – М., 2006.

10. Поле чудес или мировой финансовый тотализатор. Под ред. В. А. Щегорцова. – М., 2011.

11. Duncan, R. The Dollar Crisis. Causes, consequences, cures / R. Duncan. – N. Y., 2005.

12. Bank for international settlements, BIS Quarterly Review, March 2011 // URL: http://www.bis. org/publ/qtrpdf/r_qt1103.htm.

13. Стиглиц, Д. Крутое пике: Америка и новый экономический порядок после глобального кризиса / Д. Стиглиц. – М., 2011.

14. Roubini, N. Crisis Economics. A Crash Course in the Future of Finance / N/ Roubini. – L., 2010.

15. Цыганов, В. Преемник: механизмы эволюции России / В. Цыганов, В. Бородин. – М., 2007.

16. Главная книга о кризисе / Под ред. А. В. Бузгалина. – М., 2009.

17. Хазин, М. Интернет портал. http://worldcrisis.ru.

18. Дугин, А. Конец экономики / А. Дугин. – М., 2010.

19. Шпенглер, О. Закат Западного мира: Очерки морфологии мировой истории / О. Шпенглер. – М., 2009. – С. 245-303.

20. Лебон, Г. Психология народов и масс / Г. Лебон. – Ч., 2010.

21. Бернстайн, П. Фундаментальные идеи финансового мира: Эволюция / П. Бернстайн. – М., 2009.

22. Shiller, R. Irrational Exuberance / R. Shiller. – N. Y., 2005.

23. Sterman, J. Business Dynamics. Systems Thinking and Modeling for a Complex World / J. Sterman. – 2000.

24. Reinhart, M. This Time is Different – Eight Centuries of Financial Folly / М. Reinhart, S. Rogoff S. – L., 2009.

25. Янковский, Н. Инновационные и классические теории катастроф и экономических кризисов / Н. Янковский, Ю. Макогон. – Д., 2009.

26. Wolf, M. Fixing Global Finance / М. Wolf. – N. Y., 2010.

27. Дугин, А. Геополитика / А. Дугин. – М., 2011.

28. Хантингтон, С. Столкновение цивилизаций / С. Хантингтон. – М., 2003.

29. Страны БРИКС решили обходиться без доллара // Ведомости. 14.04.2011 // URL: http://www.vedomosti.ru/ finance/news/1253710/strany_briks_reshili_obhoditsya_bez_dollara

30. Overview of 2010 Key Trends in European Hedge Funds, Eurekahedge, December 2010 // URL: http://www.thecityuk.com/ media/2358/Hedge_Funds_2010.pdf

31. Более подробно см. Смирнов Ф. Кредитная экспансия как угроза экономической безопасности России на примере глобального финансово-экономического кризиса // Новый университет. Экономика и право. – 2011. – № 6. – С.21-31

32. Путин, В. Новый интеграционный проект для Евразии – будущее, которое рождается сегодня / В. Путин // Известия, 4 октября 2011 г. // URL: http://www.izvestia.ru/news/502761.

33. Фукуяма, Ф. Конец истории и последний человек / Ф. Фукуяма. – М., 2010.

34. Дугин, А. Мартин Хайдеггер: философия другого Начала / А. Дугин. – М., 2010.

35. Дугин, А. Мартин Хайдеггер: возможность русской философии / А. Дугин. – М., 2011.

36. Дугин, А. Социология русского общества. Россия между Хаосом и Логосом / А. Дугин. – М., 2011.

37. Бергер, Я. Экономическая стратегия Китая / Я. Бергер. – М., 2009.

38. Наварро, П. Грядущие войны Китая. Поле битвы и цена победы / П. Наварро. – М., 2007.

39. Сунь-Цзы. Искусство войны / Сунь-Цзы. – М., 2008.

 

Федор Смирнов, Александр Молчанов, Центр мир-системных исследований, 2012 год



Опубликовано: 19 ноября 2013

Рубрика: Глобальный кризис, Исследования

Ваш отзыв